Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

К чему приведёт запрет Биткойна на государственном уровне? Может ли это спровоцировать прямо противоположный результат? Хотите, чтобы либертарианские анархо-капиталисты стали миллиардерами? Запрещение Биткойна приведёт именно к таким последствиям.

Не так давно я написал несколько статей, направленных против анти-биткойновой истерии. Сегодня я хочу поговорить о причине, побудившей меня к ответным выпадам в первую очередь, об острой и тщательно избегаемой анти-биткойновыми статьями теме — что произойдет, если правительство запретит Биткойн.

Если говорить в двух словах, то в случае введения запрета Биткойн не будет уничтожен, а лишь замедлится его развитие. Но такой запрет, как ни парадоксально, приведёт к одному из крупнейших в истории перераспределению богатств в руки только самых преданных, самых радикальных биткойнеров. Конечным итогом этого станет наиболее впечатляющая обратная реакция на правительственный запрет в масштабах всей истории.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

«Если ты меня сразишь… я стану сильнее, чем ты можешь себе вообразить…»

Биткойн — неподвластный запретам

Важнейшим экономическим фактом в отношении запрета Биткойна, независимо от его содержания, является то, что сделать подобное в буквальном смысле невозможно. Биткойн может функционировать с помощью коротковолнового радио; используя азбуку Морзе, передавая точки-тире по проводам; его можно использовать (правда, медленно), с помощью фонариков с надувных лодок типа «Зодиак», дрейфующих у побережья; или даже через дымовые сигналы с труднопроходимых вершин Андских гор.

Это обусловлено тем, что Биткойну, по своей природе, не нужно ничего, кроме единиц и нулей, передаваемых от человека к человеку — только и всего. Невозможно запретить такую распределённую бухгалтерскую книгу, как Биткойн, так же, как невозможно запретить человеческую речь или распространение света по воздуху.

Разумеется, если запускать Биткойн с надувных лодок, то возможности его применения будут весьма ограничены. И вот тут-то и начинается самое интересное с весьма примечательными последствиями.

Если рассматривать вопрос с точки зрения технологии, то трудно представить себе технологию, которая была бы менее подвержена запрету, чем Биткойн. В своё время электричество могло быть запрещено и было запрещено в течение многих лет. Даже интернет в течение десятилетий был фактически под запретом. До тех пор, пока регулирующие органы не разрешили сначала его использование в частных целях, а затем — после решительных протестов ФБР — разрешили использовать его для кредитных карт. Только тогда Интернет смог создать экономические стимулы для создания сайтов, которые привлекали бы посетителей.

В действительности же, Биткойн гораздо ближе к другой поистине революционной и, как оказалось, не поддающейся цензуре технологии: наборному шрифту.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Революция Гутенберга

Появившийся в Европе в 1400-х годах, наборный шрифт в своей основе довольно прост: вырезаешь буквы, закрепляешь их на реечном станке, намазываешь краской и накладываешь на лист бумаги. По сути, он настолько же сложен, как и изготовление детских поделок дома в дождливый день.

Да, просто, но, как оказалось, потрясающе революционно. Потому что подвижный шрифт радикально снизил стоимость печати. Больше не требовалась сотня монахов, тщательно выводящих вручную каждую букву. Вместо этого с помощью наборного шрифта можно было напечатать 10 000 копий манифеста, передать их 10 заговорщикам, отправить их в близлежащие города и за считанные дни собрать крестьянскую армию численностью в 10 000 человек.

Так что дешевые брошюры, как оказалось, были отличным способом превратить местные крестьянские восстания в, как мы теперь знаем, 300-летнюю безостановочную гражданскую войну, завершившуюся серией переговоров, которые принесли свободу, права человека и плюралистическое правительство сначала на Запад, а затем и в большинство стран мира. Дешёвая печать дала нам современный политический мир.

Поистине революционно!

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Как только правительства осознали опасности распространения технологии наборного шрифта, они стали предпринимать отчаянные попытки запретить его. Как оказалось, безуспешно, потому что они могли конфисковать технику, закрыть газеты, посадить людей в тюрьму за распространение и даже просто за хранение брошюр. Но невозможно запретить саму простую идею, когда люди понимают, что она может изменить мир.

В своей книге «О Свободе» Джон Стюарт Милль (John Stuart Mill, «On Liberty») писал, что истина никогда не умирает, потому что, независимо от того, сколько раз её ни пытались бы задушить, она будет продолжать возрождаться вновь и вновь, пока не наступит подходящий момент. Так же и с простыми, но революционными технологиями. Правительства могут пытаться запрещать их снова и снова, с каждым разом хотя и выигрывая ещё немного времени, но получая взамен нарастающую радикализацию пользователей этой технологии. В этой игре им не одержать победу.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

«Реальное преимущество истины в том, что, если идея верна, её могут уничтожить раз, два, многократно, но с течением времени она вновь будет возрождаться, пока в одном из своих появлений не попадет в благоприятную эпоху».

Правительства могут разве что замедлить продвижение Биткойна

И поэтому, по большому счёту, не имеет значения, что думают о Биткойне анти-биткойнеры или, более того, что думает о Биткойне правительство США. Фундаментальная концепция Биткойна — функционирование всей экономики на основе не имеющей владельца бухгалтерской книги без посредников, где нечего конфисковать, некого убивать или порабощать — не может быть остановлена.

Однако, справедливости ради, следует отметить, что подобно тому, как правительства сдерживали распространение печатного станка, они также могут затормозить развитие Биткойна. Это может привести к ограничению его дальнейшего развития, причем довольно эффективно. Но сам процесс затягивания гаек и введения ограничительных мер просто сконцентрирует все преимущества Биткойна среди наиболее радикальных его сторонников.

Отчасти потому, что, подобно печатному станку, преимуществами неподдающихся цензуре денег сможет воспользоваться лишь ограниченная группа радикалов. Но, самое главное, потому что сама собственность станет концентрироваться только среди самых радикальных, только самых революционно настроенных пользователей. Пользователей, которым сегодня, возможно, суждено стать миллионерами, но при достаточно агрессивном запрете они станут миллиардерами или даже более того.

Насколько сильно она будет сконцентрирована? Всё просто: прямо пропорционально агрессивности запрета. Запретив совсем немного, вы просто отсечете JP Morgan. Продолжайте в том же духе, и вы отсеете случайных дэйтрейдеров и пользователей с низким уровнем приверженности. Продолжайте ужесточать запрет всё сильнее и сильнее, и он просто сконцентрирует, шаг за шагом, все будущие деньги мира в руках становящихся всё более радикальными будущих миллиардеров.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Что же может произойти в случае запрета Биткойна?

Так давайте же рассмотрим этот вопрос более подробно.

Во-первых, запрет, безусловно, повлияет на цену Биткойна. Если даже твиты Илона Маска могут повлиять на цену биткойна, значит и правительственные запреты способны сделать то же самое. И по той же причине: выбивание спроса из игры.

Наиболее эффективным способом сделать это является угроза ареста пользователей биткойнов за совершение транзакций или даже просто за сам факт владения биткойнами. Это может отпугнуть всех, кроме самых преданных и стойких к рискам биткойнеров в любой стране, которая введёт такой запрет. Если предположить, что таким налагающим запрет правительством будет являться США, то это, скорее всего, захватит большой процент тех стран мира, которые в финансовых вопросах не обладают эффективным суверенитетом.

Итак, представим, что в США полностью запрещен биткойн, как операции с ним, так и владение им. В результате из игры очень быстро и полностью выбывают институционалы. Бегство институциональных инвесторов окажет на удивление незначительное долгосрочное воздействие, учитывая, что институционалы по-прежнему составляют менее десятой части от совокупного спроса на биткойны. Скорее всего, и как это ни иронично, столь низкий уровень существует именно потому, что эти учреждения напуганы запретом или попросту преследованием со стороны регулирующих органов.

Большее влияние на динамику цены оказали бы обычные инвесторы, которые вовсе не обязательно являются ярыми приверженцами биткойна. Вполне возможно, что они пришли на рынок из-за цены, или ради диверсификации, или же они просто купили биткойнов на сотню-другую долларов. Подобные малоинформированные владельцы составляют значительную часть всех собственников биткойнов. Например, по данным одного из недавних опросов, треть владельцев биткойнов сообщили, что «практически ничего» не знают о биткойне.

Однако, стоит отметить, что эти малоинформированные владельцы на самом деле оказались удивительно устойчивыми инвесторами: почти все держатели биткойнов выдержали жестокую «кровавую баню» 2018-2019 годов, в результате которой цена биткойна упала почти на 90%.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Тем не менее, мы говорим об арестах. Так что я думаю, что подавляющее большинство из этой одной трети не станет рисковать. Между тем, если биржи будут закрыты, то биткойнеры, которые ими пользуются — около 13% всех биткойнов находятся на биржах — скорее всего, полностью откажутся от них, нежели переведут свои монеты на собственные кошельки и сделают вид, что забыли пароль.

Итак, если сложить всё это вместе, то между бегством учреждений, закрытием бирж, нервозностью дневных трейдеров и случайных инвесторов, я бы предположил, что в ближайшее время цена биткойна может временно упасть как минимум на 90% — возможно, до нескольких тысяч долларов.

Следует заметить, что это не обязательно произойдет в одночасье. В реальности же институты, казначейства, банки и крупные инвесторы — все они будут оказывать давление на правительство, чтобы оно не спешило с принятием мер, чтобы им не пришлось продавать «в никуда».

Итак, это Акт Первый: Цена биткойна, вероятно, падает на 90% в течение нескольких недель или месяцев. В результате чего владение биткойнами сконцентрируется только среди самых преданных и не боящихся риска биткойнеров, революционеров с настолько твёрдой рукой, что её можно назвать «алмазной», которые верят, что биткойн — это путь к радикально лучшему миру.

Запрет: утро следующего дня

И вот тут-то и начинается самое интересное. Потому что запрет, даже достаточно эффективный, лишь незначительно изменит фундаментальные основы Биткойна — его шансы стать глобальной валютой. В конце концов, биткойн продолжит оставаться тем, чем он является сегодня: денежным резервом, заменившим золото.

Подобно тому, как британская монархия уже много веков является, по сути, запасным планом на случай, если парламент облажается, так и подпольный биткойн по-прежнему останется тем, чем он является сегодня — резервным планом на случай, если центральные банки облажаются.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

Действительно, сама по себе тенденция запрета биткойна может повысить вероятность того, что нам понадобится такая резервная система в ближайшее время. Это придаст ещё больше убедительности тому обстоятельству, что базирующиеся на фиатах правительства катятся в пропасть с обрыва.

В сочетании с этим ироничным улучшением фундаментальных показателей и биткойном, который подешевел в десять раз после бегства институтов, очень легко представить себе тысячи поклонников Ротбарда или анархо-капиталистов, радостно наращивающих свои запасы биткойнов. С удовольствием поглощая все эти осиротевшие биткойны настолько стремительно, насколько JP Morgan их сбрасывает.

И поэтому, когда дым рассеется, когда биткойн будет гиперконцентрирован в этих самых любящих его руках радикалов, биткойн вернется к тому, что он делал раньше: возобновит своё восходящее шествие. Потому что ничего не изменилось, он просто сконцентрировался.

Безусловно, стартовав с более низкого уровня, мы потеряем четыре года в ценовом отношении. Но, показав раз и навсегда, что биткойн невосприимчив к действиям суверенов, запрет может парадоксальным образом поднять цену биткойна выше, чем она была до запрета. Все эти сотни миллиардов, которые достанутся радикалам…

Большая Игра

А чем же занимаются все эти радикалы? Они выжидают. Им уже известно будущее, они уже знают и полностью уверены в этих знаниях — биткойн нужен десяткам миллионов. А им только что были вручены ключи от воплощения этой мечты — со скидкой 90%.

И поэтому они выжидают. Они дожидаются, пока правительства переключат своё весьма ограниченное внимание на какой-нибудь новый жупел, пренебрегая запретом. Каждый очередной эпизод игнорирования способствует росту использования, а соответственно, и росту цены биткойна.

Почему государственный запрет Биткойна может вызвать «эффект бумеранга»?

И правительства, неизбежно, ослабят запрет. Нет, не на бумаге, конечно – правительства слишком горды, чтобы признавать ошибки. Но исторически так повелось, что у правительств время внимания концентрируется примерно как у белки. Как только какая-либо проблема отступает на второй план в общественном сознании, они находят новые проблемы, чтобы развлечь и раззадорить избирателей.

Тем временем, опять же с большим удовольствием, рассмотрим, что происходит внутри политической мясорубки во время всего этого. Цена снова подскакивает, в новостях фигурируют ещё более сумасшедшие анархисты, разъезжающие на ламбах и покупающие острова, а институционалов совершенно не радует перспектива прозябать в бедности. Они умоляют, подкупают, уговаривают политиков, предлагают работу регуляторам, иными словами, задействуют всевозможные коррупционные схемы, чтобы избавиться от запрета, который приносит выгоду кому-то другому, но не им.

В целом, запрет биткойна стал бы, пожалуй, самым саморазрушительным, и, безусловно, самым изысканно-ироничным правительственным запретом в истории. Я вовсе не являюсь сторонником запрета, я бы предпочел, чтобы правительства прекратили воровать деньги людей. Но если правительства решат перераспределить буквально все деньги мира в пользу людей, которые их больше всего презирают, пусть так и будет. В таком случае — они сами себе «злобные Буратины»!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.