«Советская биржа металлов»: трейдеры LME возмущены заморозкой рынка никеля

Торговая площадка со 145-летней историей аннулировала сделки после того, как выяснилось. что китайский металлургический гигант застрял в короткой позиции

«Советская биржа металлов»: трейдеры LME возмущены заморозкой рынка никеля

Лондонская биржа металлов остановила торги никелем и аннулировала тысячи сделок, разозлив многих крупных трейдеров.

Несколько месяцев назад биржа расстроила своих традиционных пользователей, заявив, что закроет возможность личных сделок. На прошлой неделе она закрыла торговлю никелем — металлом, для которого она устанавливает ценовые бенчмарки. Последний раз такие шаги предпринимались в отношении олова в 1985 году.

Кризис случился после того, как металл за два дня подорожал более чем в два раза. Цена превысила $100 000 за тонну, а китайский металлургический гигант Tsingshan Holding Group, оказался на грани многомиллиардных убытков со своей короткой позицией по никелю.

Кроме того, биржа отменила все проведенные сделки с никелем во вторник 9 марта: 5000 сделок на сумму почти $4 млрд. Марк Томпсон, заместитель председателя Tungsten West и давний трейдер на LME, считает, что биржа уничтожила $ 1,3 млрд прибылей и убытков по сделкам. В руководстве LME считают, что действовали в интересах рынка в целом.

Однако некоторые участники торгов уверены, что, подчистую стерев целый торговый день, биржа перешла черту. LME не только не справилась с рисками, но и выбрала сторону, когда должна была сохранять нейтралитет, говорят они.

Биржа с полуторавековой историей в прошлом году разозлила традиционных пользователей, лишив их возможности совершать личные сделки. В конечном счете ей пришлось изменить планы. © BloombergAQR, один из крупнейших хедж-фондов в мире, потерявший значительную прибыль из-за решения биржи, готов судиться с LME, сообщают источники, знакомые с обстоятельствами дела.

В серии постов в твиттере Клиффорд Эснесс, основатель фонда с капитализацией в $140 млрд, назвал LME «слизняками». По его словам, ему, по сути, сказали: «Вы не получите свою законную прибыль, потому что, черт возьми, может пострадать кто-то другой, брокер, который не справляется с делами так хорошо».

«Я обвиняю вас [LME] в том, что вы отменяете сделки, чтобы спасти своих любимчиков и обокрасть клиентов, до которых вам нет особого дела», — продолжил он. LME отрицает, что материнская компания Hong Kong Exchanges and Clearing повлияла на ее решение.

Биржа обсуждает ситуацию со своими регуляторами — Управлением по финансовому регулированию и надзору Великобритании и Управлением по пруденциальному регулированию. Регуляторы от комментариев отказались.

От обвинений в фаворитизме избавиться будет трудно. Порвалось там, где тонко: LME приходится делать выбор между участниками, которые торгуют от имени производителей, покупающих физическое сырье для своих нужд, и электронными трейдерами, которые зарабатывают на колебаниях цены.

По словам Мэтта Чемберлена, главного исполнительного директора LME, короткая позиция по никелю была слишком велика и в условиях растущих цен представляла собой системный риск, поэтому сделки пришлось отменить.

«Одна из наших ключевых обязанностей — обслуживать физических трейдеров», — сказал он. «Если бы мы оставили сделки, цену на никель пришлось бы зафиксировать в районе $80 000- $90 000-$90 000, что нерационально для физического рынка. Кроме того, ряд наших постоянных клиентов оказались бы под сильным давлением».

В прошлом году, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением со стороны трейдеров и промышленных пользователей, Чемберлен не смог реализовать свои планы закрыть торговую площадку и превратить рынок в полностью электронный. Теперь в шоке электронные трейдеры. Алекс Герко, соисполнительный директор электронного маркет-мейкера XTX Markets, назвал его «Советской биржей металлов».

«Это решение — серьезный удар по репутации. Оно стравливает физических и электронных трейдеров. И доказывает, что LME защищает старую гвардию в ущерб растущему финансовому сообществу», — сказал один бывший руководитель LME.

Организаторы торгов имеют право закрывать сделки, хотя редко им пользуются.

Клиринговые центры управляют рисками, которые могут накапливаться, когда ставки трейдеров становятся слишком большими, они помогают предотвратить дефолты, грозящие обрушить весь рынок. В этом случае клиринговая палата LME имела право закрыть сделки компании, если она не смогла бы поддерживать необходимую маржу, сказал Атанасиос Диплас, из Diplas Advisors, бывший менеджер по кредитным рискам в Deutsche Bank.

По его словам, биржа также имеет «дефолтную дамбу» из финансовых ресурсов, на которую можно опираться, когда начинаются кризисы. «Первой должна была пострадать сторона, не выполнившая обязательства», — сказал он. «Но здесь все по-другому».

По словам человека, близкого к ситуации, у Tsingshan была гигантская позиция в основном в деривативах, которые не торгуются на биржах. Биржа видела только пятую часть всей позиции и осознала весь масштаб только на прошлой неделе, когда банки раскрыли свои данные. Закрытие этих внебиржевых позиций будет зависеть от брокеров Tsingshan, сидящих на потенциально крупных торговых убытках.

«Сейчас мы сосредоточены на том, как наиболее эффективно возобновить работу рынка», — говорится в сообщении LME, опубликованном в пятницу.

Биржа вряд ли сможет самостоятельно распутать этот узел так, чтобы все остались довольны, кроме того, Чемберлен признает, что ей придется восстанавливать доверие электронных пользователей.

«Нам придется восстанавливать репутацию в этом сегменте рынка». В конечном счете, для нас это возможность наконец-то ввести механизмы защиты там, где они необходимы«,- сказал он.

Эти меры защиты могли бы включать в себя более широкое раскрытие информации о внебиржевых позициях клиентов, — шаг, который Чемберлен продвигал как главный исполнительный директор биржу, но которому сопротивлялись банки. Кроме того, LME ввела ряд чрезвычайных мер, включая 10%-ный лимит на ценовые движения никеля.

Биржа лидирует по мировой торговле такими сырьевыми товарами, как алюминий, медь, никель и цинк, опережая Чикагскую товарную биржу (CME Group).

Ожидается, что никель станет полем битвы будущего, поскольку он используется в электромобилях. На данный момент CME не имеет никелевого фьючерсного контракта, но проблемы LME могут побудить биржу переосмыслить свою политику и переманить разочарованных трейдеров.

«Такие вещи не происходят в одночасье, и перенести ликвидность нелегко. Но да, мы бы определенно поддержали этот шаг», — сказал Яо Хуа Оой, соруководитель группы макростратегий в AQR.

«Если они [LME] потеряют свои позиции на этом рынке, перспективы роста у LME резко ухудшатся», — сказал бывший исполнительный директор. «Если они не отреагируют, CME съест их обед, и Лондон перестанет быть бенчмарком».

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.