Сбербанк хочет стать русской версией Амазона

Государственный гигант хочет использовать огромную финансовую базу, чтобы предлагать весь спектр услуг — от доставки еды до трансляции потокового видео

Сбербанк хочет стать русской версией Амазона

Сбербанк уже давно считает, что отделения по всей России мешают ему стать мировым технологическим лидером, и задумывается об их закрытии по мере миграции клиентов в Интернет.

Но филиалы, оставшиеся в наследие от Советского Союза, когда Сбербанк был единственным сберегательным банком, теперь являются ключом к реализации амбициозных планов госкредитора по созданию «российского Amazon»: они будут перепрофилированы в центры выдачи онлайн-покупок.

Эти изменения свидетельствуют о том, что Сбербанк, обладающий квазимонополией в сфере розничного банковского обслуживания, хочет использовать конкурентные преимущества огромной финансовой базы, чтобы предлагать пользователям самые разнообразные услуги — от доставки еды до трансляции потокового видео.

Идея, которая, по признанию Сбербанка, не принесет ощутимой прибыли в течение нескольких лет, вызвала критику со стороны некоторых чиновников. Они считают, что компания должна увеличить выплаты дивидендов, что позволит реализовать программы расходов, предложенные Путиным.

Однако кредитор считает, что участие в гонке по созданию такой «экосистемы» имеет решающее значение для выживания, поскольку технологическая отрасль уже посягает на его финансовую сферу. В конечном счете Сбербанк хочет объединить около 40 компаний, чтобы запустить супер-приложение в китайском стиле.

Лев Хасис, первый заместитель председателя правления Сбербанка, отвечающий за продвижение его экосистемы, считает этот шаг приоритетом национальной безопасности, учитывая, что Россия все больше обеспокоена зависимостью от западных технологий.

Как отметил Хасис в интервью, «экосистемы развиваются во всем мире. Если не будут созданы российские экосистемы, то россияне будут вынуждены жить в американских или китайских сетях».

Он также добавил, что «у Apple есть собственная экосистема, основанная на монопольном доступе к популярным устройствам. Google и его системы — это экосистема. Еще есть Facebook. Все они развивают электронную коммерцию, платежные системы и так далее для предоставления услуг. Поэтому если вы не создаете собственные экосистемы, приходится использовать чужие».

Электронная коммерция занимает центральное место в гонке «экосистем». Сейчас пассивный российский рынок быстро растет, и, по данным консалтинговой компании Data Insight, онлайн-продажи физических товаров увеличились в прошлом году до 2.7 трлн рублей ($37 млрд).

Уникальные преимущества

Все игроки хотят использовать данные пользователей, чтобы предлагать клиентам больше услуг.

Яндекс и Mail.ru, две крупнейшие технологические компании в России, разрабатывают собственные платформы электронной коммерции, в то время как Wildberries и Ozon, крупнейшие онлайн-рынки страны, купили банки в этом году для перехода в сегмент финансовых услуг.

Сбербанк обладает уникальными возможностями для того, чтобы воспользоваться подобными преимуществами. Он насчитывает 100 млн клиентов, 27 млн из которых ежедневно пользуются приложением банка. В первом полугодии компания получила рекордную прибыль в размере $8.5 млрд.

Аналитики Moody’s связывают успех с повышением эффективности затрат благодаря внедрению искусственного интеллекта, что позволило компании сэкономить в 2020 году 60 млрд рублей, или 7% от операционных расходов. При этом соотношение затрат и доходов составило 34%, что ниже, чем у любого из ее конкурентов, ориентированных на технологии, в Западной Европе и Скандинавии.

Чрезмерный оптимизм

Однако при переходе в сегмент интернет-магазинов возникли некоторые препятствия. Банк продал свою половину в совместном предприятии электронной коммерции с Яндексом в прошлом году на фоне споров о его направленности. Подобные разногласия сорвали планы по спорному партнерству с китайской Alibaba, которая вместо этого в итоге заключила сделку сMail.ru, а также планы по покупке доли в Ozon.

Эти трудности также затронули бизнес по доставке продуктов питания и услуг такси, которым Сбербанк владеет совместно с Mail.ru, при этом компании уже активно обсуждают вопрос о разделении.

Хасис признал, что партнерство с Mail.ru в некоторых областях и конкуренция в других вызвали «трудности в отношениях», однако опроверг раскол, и заявил, что обе компании «делают все возможное, чтобы [совместное предприятие] успешно развивалось».

Теперь Сбербанк развивает проект «СберМегаМаркет», расширенную версию сайта электронной коммерции, который он купил в начале года. Он планирует инвестировать до 35 млрд рублей в развитие электронной коммерции, что является частью запланированных расходов объемом до 350 млрд рублей к 2023 году. Сбербанк также инвестирует в приложение для доставки продуктов «СберМаркет», которое занимает 13% рынка, и в службу быстрой доставки «Самокат».

Хотя, согласно августовскому отчету Goldman Sachs, его доля на рынке составляет около 0.5%, Wildberries и Ozon занимают всего 16 и 8% соответственно, что открывает значительные возможности для роста.

Прибыль оказалась весьма скромной: в 2020 году экосистема понесла убыток в размере 11.2 млрд рублей, несмотря на инвестиции в размере $2 млрд до этого момента, однако в первой половине 2021 года прибыль выросла до 74.7 млрд рублей — больше, чем за весь прошлый год.

Сбербанк планирует увеличить доходы от экосистемы до 5% от общего операционного дохода в 2023 году, а в 2030 году — до 30%.

Тем не менее, аналитики Moody’s заявили, что ожидания Сбербанка по поводу того, что большинство предприятий, ориентированных на экосистемы, выйдут на безубыточность к 2023 году, слишком оптимистичны, приведя в пример таких убыточных конкурентов, как JD и Just Eat.

Когда-нибудь луна затмит солнце

Крупнейшие инвестиции — это расходы на логистику, которые Goldman Sachs оценивает в 250 млрд рублей в 2022 и 2023 годах. По словам Хасиса, они окупятся за счет расширения экосистемы до 2.9 млн коммерческих клиентов банка, а также розничных клиентов.

Сбербанк также хочет использовать 13 900 отделений в качестве центров выдачи заказов, доставляемых в том числе из собственной интернет-аптеки, и привлекая при этом больше людей к использованию своих финансовых услуг.

Как отметил Хасис, «мы стараемся предложить как можно больше услуг всем желающим. Мы доставим товары, даже если они были куплены не на нашем рынке. Это помогает повысить эффективность логистической инфраструктуры».

Еще один способ компенсировать убытки — предлагать клиентам финансовые продукты со скидкой и другие услуги с помощью подписки «СберПрайм» подобно Amazon. Сервис насчитывает 2.7 млн активных пользователей в месяц и увеличивает доход на одного пользователя на 40-110% в зависимости от используемого приложения, сообщили в Сбербанке.

В отличие от Ozon или ведущего онлайн-банка Tinkoff, чьи акции за последний год выросли вдвое и вчетверо, даже при гораздо более скромных планах по развитию экосистемы, акции Сбербанка, одного из наиболее распространенных среди российских и европейских инвесторов, еще не отражают инвестиции: по оценкам Goldman Sachs, экосистема обеспечивает прирост только на 15%.

По словам Хасиса, инвесторам еще предстоит оценить потенциал экосистемы на фоне американских санкций и доминирования Сбербанка на традиционных рынках: «У нас огромный банковский бизнес, который заслоняет собой все остальное. Трудно заметить луну, когда ярко светит солнце … Но со временем все изменится. Вполне возможно, что, если вывести какой-то бизнес на биржу через три-четыре года, он может быть оценен на открытых рынках значительно выше, чем если бы он был частью Сбербанка».

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.