Раздутый баланс Национального банка Швейцарии ставит под сомнение стабильность ЦБ

Аналитики опасаются, что огромные валютные резервы Центрального банка, приведут к непредвиденным последствиям

Раздутый баланс Национального банка Швейцарии ставит под сомнение стабильность ЦБ

Когда после прошлогодней прибыли в $50 млрд нацбанк столкнулся в первом квартале с рекордными убытками в $39 млрд, это стало наглядным свидетельством волатильности, образовавшейся за десятилетие нетрадиционной монетарной политики.

За последние десять лет баланс Национального банка Швейцарии (SNB) резко увеличился, так как банк стал скупать другие валюты в попытке обуздать франк. SNB считает, что завышенная стоимость валюты, подталкиваемая вверх инвесторами-паникерами в поисках убежища, может спровоцировать дефляцию и стать катастрофой для швейцарских экспортеров.

Но некоторые видят угрозу в иностранных инвестициях, которые достигли почти SFr 800 млрд ($811 млрд) и превышают размер суверенных фондов таких богатых нефтью стран, как Абу-Даби и Катар.

«Вы же не хотите, чтобы SNB стал похож на хедж-фонд, который настолько вырос по сравнению со швейцарской экономикой, что может погубить страну, если сделает что-то не так, — отметил Стефан Монье, директор по инвестициям в частном банке Lombard Odier. Дойдет ли дело до абсурда?»

В SNB отказались от комментариев. На пресс-конференции в марте глава банка Томас Джордан просто заявил, что Центральный банк «помогает стабилизировать экономическую ситуацию» за счет «стимулирующей» монетарной политики.

«Мы должны бороться с усиливающимся повышательным давлением на швейцарский франк, — добавил он. Поэтому мы решили расширить интервенции на валютном рынке — это проверенный инструмент, способный защитить швейцарскую экономику».

В качестве основных инструментов для контроля франка SNB уже давно использует валютные интервенции и самые низкие процентные ставки в мире, минус 0.75%.

Не все положительно относятся к интервенциям. В январе США пригрозили объявить Швейцарию валютным манипулятором, предупредив, что подобные обвинения будут предъявлены в случае любых действий на валютных рынках, которые превышают 2% от валового внутреннего продукта за любой конкретный год. Но коронавирус поменял политические расчеты. Экономист Credit Suisse Максим Боттерон считает, что объем покупок SNB в первом квартале составил более 5.6% ВВП.

Слишком большой баланс

Профессор Майкл Графф, глава макроэкономического прогнозирования в Швейцарском экономическом институте, отметил, что после того, как франк вырос против евро с SFr1.085 в начале года до SFr1.05 в середине апреля, «он так там и остался».

«SNB будет продолжать покупать валюту столько, сколько необходимо, чтобы удерживать швейцарский франк в зоне комфорта», — добавил он.

SNB нужно действовать осторожно, чтобы не потерять «доверие» рынков. Он также отметил, что баланс «уже слишком сильно вырос, если говорить прямо».

Баланс SNB отличается от большинства других центральных банков тем, что основная часть его инвестиций вложена в акции, а не в государственные облигации. В какой-то момент в 2018 году Центральному банку принадлежало больше стандартных акций Facebook, чем Марку Цукербергу, генеральному директору и соучредителю компании.

Для руководства банка связанные с этим колебания доходов (в первом квартале убытки достигли максимально размера с момента основания SNB в 1906 году) являются лишь вопросом бухгалтерского учета. Для банка главное — обеспечить ликвидность. Он занимается пассивным инвестированием, следуя за индексами фондового рынка, избегая при этом инвестиций в другие банки или спорные компании, например, производящие оружие.

Но теперь, когда пул активов составляет примерно 120% от объема производства Швейцарии, будет намного сложнее избежать вмешательства политиков. Корпоративистская политическая культура страны означает, что кантоны, а также федеральные политики в Берне могут влиять на действия SNB.

«SNB — это нечто священное для Швейцарии, — отметил профессор Графф. Нельзя критиковать SNB».

Но так не может долго продолжаться. SNB, что необычно для центрального банка, зарегистрирован на Швейцарской фондовой бирже, и убытки, понесенные им в течение нескольких кварталов, означали бы прекращение распределения средств между кантонами по соглашению о разделе прибыли.

Обратный эффект

Некоторые предсказывают еще большую опасность: SNB может утратить контроль над политикой в отношении франка в случае резкой смены обстоятельств, и тогда ему придется выкупить свои активы, что приведет к обратному эффекту обменного курса.

«Я думаю, что SNB будет трудно и дальше идти против ветра, — считает Монье. Баланс может стать слишком большим. Убыток в размере $39 млрд за квартал — это довольно большая сумма. Что произойдет, когда он достигнет $100 млрд?»

В 2015 году доверие к SNB пошатнулось, после того как он резко отказался от привязки франка к евро, что привело к быстрому росту курса. С тех пор SNB не дает четкие рекомендации относительно валютного курса, оставляя спекулянтов в неведении. В будущем это может обеспечить более высокую гибкость.

«За последние 20-30 лет швейцарская экономика адаптировалась к постоянному повышению курса франка, — заявил Financial Times директор UBS Серджио Эрмотти».

По его словам, главное — это волатильность франка «и то, как быстро он растет».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.