План ФРС по предотвращению рецессии на грани провала

Центральный банк считает, что сможет сократить количество вакансий без увольнений

План ФРС по предотвращению рецессии на грани провала

На фото глава ФРС Джером Пауэлл

Американские экономисты уже не ястребы и не голуби, а оптимисты или пессимисты. Учитывая, что в мае годовая инфляция составила 8.6%, все сходятся на том, что Федеральной резервной системе необходимо резко повысить процентные ставки. 13 июня трейдеры начали ставить на то, что на заседании, которое завершится 15 июня, ФРС повысит ставки не на 0.5%, а на 0.75%, поскольку финансовые рынки охватили опасения по поводу масштаба задачи, стоящей перед Центробанком. Разногласия не по поводу того, должна ли ФРС бороться с инфляцией, а в том, насколько болезненными будут последствия. Пессимисты указывают на долгую историю раундов ужесточения монетарной политики, за которыми следовали рецессии. Оптимисты считают, что ФРС может снизить инфляцию до целевого уровня в 2%, просто замедлив экономический рост.

ФРС примкнула к лагерю оптимистов. В недавнем выступлении Кристофер Уоллер, один из специалистов ЦБ, определяющих ставки, пояснил свои аргументы. Все зависит от раскаленного американского рынка труда. В апреле было почти в два раза больше вакансий, чем безработных, при этом данное соотношение приблизилось к рекордному уровню, достигнутому в марте. А заработная плата более чем на 5% выше, чем год назад. (Там настолько жарко, что McDonalds уменьшает количество работников на кухне, сокращая меню). Хотя основной показатель роста заработной платы немного замедляется, явный дисбаланс между спросом и предложением означает, что ФРС не может рассчитывать на дальнейшее охлаждение. Без этого цены, скорее всего, продолжат быстро расти, поскольку работники тратят огромные доходы, а фирмы перекладывают свои расходы.

Для пессимиста большое количество вакансий является признаком проблем, возникших на рынке труда под управлением ФРС. ЦБ же считает их доказательством того, что ему удастся охладить ситуацию, не лишая людей работы. Меньшее число вакансий и, следовательно, более низкая конкуренция могут снизить рост зарплаты и инфляцию без увеличения безработицы. Эта идея лежит в основе убеждений председателя ФРС Джерома Пауэлла о том, что экономика сталкивается лишь с «некоторыми трудностями» из-за снижения темпов инфляции, подобно побочным эффектам от прививки, а не от самой болезни.

Кривая Бевериджа

Аргументы ФРС можно связать с наклоном «кривой Бевериджа», которая отражает зависимость между числом свободных рабочих мест и уровнем безработицы. Кривая названа в честь британского экономиста Уильяма Бевериджа, который в 1944 году установил роль вакансий для определения безработицы. Кривая — это загадочное существо. Она часто смещается наружу во время рецессий, как после глобального финансового кризиса, когда для поддержания любого уровня безработицы требовался большее число вакансий. Экономисты предположили, что подбирать сотрудников для работы стало труднее, возможно, потому, что они находились не в том месте или имели не те навыки.

После начала пандемии кривая Бевериджа еще больше сдвинулась в сторону, возможно, отражая рост объемов дистанционной работы, спады в центре города и изменение структуры потребительских расходов. Недавняя форма кривой предполагает, что, если бы вакансии вернулись к уровню 2019 года, когда рынок труда, возможно, в последний раз был сбалансирован, уровень безработицы превысил бы 6% по сравнению с нынешними 3.6%. Трудно представить подобное без сопутствующего экономического спада. Рост среднего уровня безработицы за три месяца всего на 0.5% по сравнению с низкими значениями за предыдущие 12 месяцев является показателем рецессии. Каждый раз, когда подобное происходило с 1950 года, это либо сразу, либо вскоре сопровождалось спадом — принцип, известный как «правило Сэм» (названный в честь американского экономиста Клаудии Сэм).

Тем не менее, Уоллер считает, что форма кривой Бевериджа снова изменится по мере сокращения вакансий. Кривая смещается в сторону во время пандемии и из-за увольнений, и из-за найма: многие работники потеряли работу на ранних этапах. Увольнения увеличивают уровень безработицы при заданном уровне вакансий и смещают кривую Бевериджа. Однако сегодня увольняют лишь немногих работников. Возможно, ФРС удастся охладить экономику и в результате снизить уровень вакантных мест без роста увольнений. При таком сценарии кривая будет более крутой при движении вниз, а не вверх. Снижение доли свободных рабочих мест до уровня 2019 года при сохранении постоянного уровня увольнений будет означать лишь незначительный рост безработицы — примерно до 4.5%. Хотя это все равно приведет к срабатыванию правила Сэм, по словам Уоллера, «прошлое не всегда определяет будущее». Он также отметил, что вакансий никогда не было так много.

Риски позитивного мышления

Расчеты ФРС оправданы. Тем не менее, аргументы политиков кажутся чрезмерно оптимистичными: они преуменьшили масштабы инфляционных опасений и недооценили действия, необходимые для борьбы с ними. Почему ужесточение политики приведет к сокращению вакансий, а не к росту увольнений? Более высокие процентные ставки сокращают потребительские расходы и инвестиции, что может вынудить самые слабые фирмы сократить штаты или даже закрыться. Уоллер считает, что «когда нет рецессий, увольнения мало что меняют». Тем не менее, рецессия — это именно тот результат, к которому, как опасаются пессимисты, приведет повышение ставок.

Исторические данные подтверждают эти опасения и едва ли могут обосновать аргументы ФРС. Исследование, проведенное пессимистами Алексом Домашем и Ларри Саммерсом из Гарвардского университета, показывает, что уровень вакантных должностей никогда существенно не снижался без серьезного роста безработицы в течение двух лет. Сокращение числа вакансий на 20% связано с повышением уровня безработицы в среднем на три процентных пункта, что сопоставимо с недавней кривой Бевериджа. Доводы Уоллера подразумевают сокращение числа вакансий на 35%.

Еще одна проблема с планом ФРС в том, что он не исключает постоянной инфляции. Даже если рынок труда восстановит равновесие, инфляция может остаться высокой, если работники и фирмы будут ожидать быстрого роста цен. Согласно учебникам по экономике, именно высокие инфляционные ожидания осложняют замедление роста цен, не вызывая рецессии, а не трудности, связанные с приведением спроса в соответствие с предложением. Именно поэтому так плохо, что долгосрочные инфляционные ожидания заметно выросли в последнее время, как показал опрос потребителей, проведенный Мичиганским университетом. Падение ожиданий, как правило, означает охлаждение экономики. Каждый раз, когда оказывается, что ФРС была настроена слишком оптимистично, доверие к ней снижается, что повышает вероятность катастрофы.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Economist

MarketSnapshot — Новости ProFinance. Ru и события рынка в Telegram

По теме:

Экстренное заседание ЕЦБ поднимает Европу, ФРС готова к масштабным действиям

ФРС может повысить ставки сразу на 1% в среду — JPMorgan

Barclays: ФРС повысит ставки сразу на 0,75% в эту среду

Инфляция в США неожиданно ускорилась до 40-летнего максимума в 8,6%

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.