Нефтяная война между Россией и Саудовской Аравией — ловкий ход

Обвал цен ударил по производителям с высокими издержками, при этом американские сланцевики больше не смогут получать выгоду за счет других

Нефтяная война между Россией и Саудовской Аравией — ловкий ход

На первый взгляд, идея о том, что Саудовская Аравия и Россия начали ценовую войну в разгар глобальной пандемии, кажется бредом. Но с точки зрения теории игр, это ловкий ход. Аналитики по-разному называют крах ОПЕК+ и отмену сокращения поставок, что позволяло сохранять баланс на нефтяном рынке в течение последних двух лет: и грубой ошибкой, и коллективным самоубийством.

Новая модель нефтяного рынка, предложенная создателями теории игр среднего поля, лауреатами Филдсовской премии Пьером-Луи Лайонсом и Жан-Мишелем Ласри, говорит об обратном.

Согласно этой модели, чтобы оптимизировать доходы от продажи нефти, крупные производители с низкими издержками, такие как Саудовская Аравия — «господствующая монополия» на языке теории игр — должны сбалансировать противоречивые ожидания в отношении цен и доли рынка.

Хотя ОПЕК часто заявляет, что ее миссия заключается в «стабилизации цен», на практике эта цель труднодостижима. Реальный интерес ОПЕК в том, чтобы рыночный цикл переходил от ралли к распродажам. Когда цены растут, «монополия» извлекает выгоду за счет более высоких доходов, но теряет долю рынка в пользу конкурентов с более высокими издержками, которые получают стимулы для инвестирования в новые мощности.

Однако их ответная реакция еще больше увеличивает издержки производства и делает инвестиции менее эффективными — и они становятся беззащитными перед распродажами. Рано или поздно господствующая монополия снова восстанавливает контроль, наращивая объемы добычи и обваливая цены. Чем сильнее падение, тем лучше.

Обычно для того, чтобы господствующая монополия перешла к таким мерам, нужно какое-то потрясение. В конце 1990-х годов катализатором стал негативный шок спроса, вызванный азиатским финансовым кризисом. Во время последнего краха нефтяного рынка в 2014 году, это был шок предложения, связанный с американской сланцевой нефтью. Как показывает модель, в течение некоторого времени рынок ждал соответствующего сигнала, которым и стал коронавирус.

Беспрецедентная ситуация

Хотя такая стратегия давно знакома, обвал оказался беспрецедентным. Влияние коронавируса на спрос настолько разрушительно, что Россия и Саудовская Аравия получили уникальный шанс заполнить все хранилища до краев.

Чем сильнее будут заполнены хранилища, тем ближе цены на нефть будут к нулю. Когда складские ресурсы будут исчерпаны, цены на нефть станут отрицательными. При нынешних тенденциях это может произойти в течение нескольких месяцев, если не недель.

В отличие от краха нефтяного рынка в 2014 году, дешевая нефть не может стимулировать спрос и экономическую активность из-за ограничений, направленных на защиту здоровья населения, и она отправляется прямо в хранилища. Спутниковые данные Kayrros показывают, что мировые запасы сырой нефти выросли более чем на 100 млн баррелей только за последний месяц, достигнув 63% от номинальной емкости хранения.

Распространение ограничительных мер ускоряет процесс накопления. Никто точно не знает фактический уровень максимальной рабочей мощности, потому что ее никогда не проверяли — возможно, 80% от номинала. Но вскоре это, вероятно, станет ясно.

Учитывая объем предварительного планирования для наращивания производства, можно было бы предположить, что саудовские запасы сократятся, поскольку королевство увеличивает поставки, по крайней мере на начальном этапе. Но запасы Саудовской Аравии резко подскочили с начала ценовой войны.

Это говорит о том, что министры нефти России и Саудовской Аравии были полностью готовы к резкому росту поставок. Тот факт, что Эр-Рияд и Кувейт недавно урегулировали старый спор, что позволило им возобновить работы на совместных нефтяных месторождениях, которые долгое время бездействовали, еще раз опровергает мнение о том, что решение Эр-Рияда было спонтанной реакцией на отказ России продолжить сокращение добычи.

Обвал цен нанесет ущерб производителям по всему миру, но позволит Эр-Рияду и Москве получить долгосрочную выгоду. Благодаря низким издержкам и огромным финансовым резервам, эти две страны могут лучше справиться с потерей доходов от продажи нефти, чем большинство производителей. Остальные уже балансируют на грани гибели. В их числе и пострадавший от санкций Иран.

Победа над сланцем

Однако настоящая награда для ОПЕК — победа над сланцевой отраслью. Она внезапно оказалась в пределах досягаемости. США, которые долгое время критиковали ОПЕК, теряют шансы на лидерство.

Только в прошлом году законодатели вспоминали о старом антикартельном законопроекте NOPEC. Сейчас же группа сенаторов из нефтяных штатов США просит сократить добычу.

Член Техасской железнодорожной комиссии, которая регулирует нефтегазовую отрасль штата, обсудил с картелем возможность совместной добычи. Как сообщается, переговоры прошли при поддержке сланцевых компаний.

Вашингтонские чиновники пытаются договориться с Эр-Риядом о сделке. Международное энергетическое агентство, созданное в 1974 году в качестве группы импортеров нефти, которое теперь включает в себя и некоторых ведущих мировых производителей, в том числе США, раскритиковало Москву и Эр-Рияд за снятие ограничений на добычу, назвав их действия «безответственными».

Обратная сторона медали

Теория игр показывает, как «конкурентное окружение» может получать пассивную выгоду за счет сокращения поставок ОПЕК. Однако после того, как США стали ведущим мировым производителем, становится понятно, что получать выгоду за счет других больше не получится.

Как предполагает теория игр, американцы фактически преследуют на рынке те же интересы, что Россия и Саудовская Аравия. Снимая все ограничения, они могут заставить Штаты вступить в свой клуб.

Нынешние цены не сохранятся навечно. Когда шторм утихнет, условия на нефтяном рынке изменятся. Сланцевая революция позволила Вашингтону превратить нефть в инструмент внешней политики. Как теперь выясняется, нефтяное «господство» имеет и оборотную сторону.

Антуан Халф — главный аналитик Kayrros и научный сотрудник Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.