Куда девается нефть, и почему она так дорого стоит

Мировые запасы нефти гораздо меньше, чем ожидалось. При этом «пропавшие баррели» могут привести к дальнейшему росту цен

Куда девается нефть, и почему она так дорого стоит

Куда пропала нефть? По последним оценкам, в мире еще должно быть полно запасов, накопленных во время пандемии. Однако фактические данные о поставках нефти говорят о другом.

Согласно отчету Международного энергетического агентства, опубликованному в среду, если их данные по спросу и предложению верны, то мировые запасы нефти примерно на 660 млн баррелей больше, чем до пандемии, что сопоставимо с более чем месячными объемами добычи в Саудовской Аравии и России, двух крупнейших членах ОПЕК+.

Тем не менее, запасы нефти в странах Организации экономического сотрудничества и развития — как коммерческие, так и государственные (стратегические) — на конец 2021 года были почти на 220 млн баррелей меньше, чем два года назад. Добавление других показателей, которые можно измерить с различной степенью точности, таких как объем нефти в танкерах и запасы в резервуарах с плавающей крышей в других частях мира, сокращает разрыв между теоретическими и зафиксированными запасами примерно до 200 млн баррелей.

Опасная дивергенция: баланс спроса и предложения указывает на избыток предложения, но запасы ОЭСР ниже уровней 2019 года

Куда девается нефть, и почему она так дорого стоит

Источник: Bloomberg

Этого разрыва хватит только, чтобы удовлетворить потребности всего мира в нефти в течение двух дней или обеспечить энергией США в течение полутора недель.

Безусловно, всегда будут какие-то неизмеримые запасы нефти, о которых можно только догадываться, чтобы объяснить глобальный баланс спроса и предложения. В последнем отчете МЭА высказываются предположения о том, где могут находиться некоторые из таких мест: например, подземные хранилища, где уровни заполнения невозможно определить дистанционно; в новых трубопроводах, которые необходимо заполнить, прежде чем их можно будет использовать; или в продуктах переработки в странах (таких как Китай), которые не раскрывают уровни запасов.

Однако в настоящее время такое понятие как «пропавшие баррели» уже не оправдано. Ведется удаленный мониторинг трубопроводов и НПЗ, анализируются спутниковые изображения хранилищ, крыши которых поднимаются и опускаются по мере заполнения и опустошения, усовершенствованы алгоритмы отслеживания судов, а также обеспечиваются практически неограниченные вычислительные мощности.

Пропавшие баррели могут отчасти включать нелегальный импорт санкционной иранской и венесуэльской нефти в Китай, возможно, даже значительную долю. Если они находятся в подземных пещерах, которые являются частью постоянно увеличивающего стратегического нефтяного резерва Китая, они окажут незначительное давление на рынки нефти.

Однако еще больше беспокоит то, что нефть нигде не спрятана. Большой объем пропавшей нефти может говорить о слишком оптимистичных оценках предложения или заниженном спросе. Или, что более вероятно, это может быть совокупность одного и другого.

Трудности оценки

В конце концов, сложно определить спрос и предложение на рынке нефти. В большинстве мест ведется точный и регулярный учет добычи нефти для оценки налоговых обязательств, но это не обязательно означает, что цифры доступны таким организациям, как МЭА. Причем иногда эти данные поступают с задержкой или вообще не передаются.

Доступные данные по добыче нефти не всегда могут точно отражать то, что происходит на самом деле. ОПЕК+ неслучайно использует средние оценки добычи из некоторых вторичных источников для контроля за соблюдением целевых показателей добычи, а не полагается на цифры, предоставленные странами-участницами.

Понять, что происходит со спросом, еще сложнее. Здесь необходимо учесть намного больше стран, при этом некоторые из них очень медленно передают информацию. МЭА и другие агентства нередко пересматривают предыдущие показатели спроса за последние несколько лет.

Управление энергетической информации США еще в 1998 году выяснило, что даже относительно прозрачные данные не всегда точны: тогда оно переоценило внутреннюю добычу и недооценило спрос и импорт. В том же году в данных по мировой добыче, потреблению и запасам нефти не были учтены 300 млн баррелей нефти.

Хотя некоторые последние расхождения, вероятно, объясняются незарегистрированными запасами, значительная их часть также может быть обусловлена недооцененным спросом. И если среднестатистические показатели спроса были недооценены, то вполне вероятно, что прогнозы по будущему спросу также могут быть слишком низкими.

Стремительный рост нефти — на прошлой неделе цены достигли семилетних максимумов — противоречит ситуации на рынке, где запасы превышают 660 млн баррелей. Несомненно, цены могли подстегнуть опасения по поводу скопления российских войск на границе с Украиной и атак беспилотников на объекты в ОАЭ.

Аналитики все чаще прогнозируют нефть по $100 в этом году. Если окажется, что большая часть пропавших баррелей на самом деле уже израсходована, это только подольет масла в огонь.

Подготовлено Profinance.ru по материалам агентства Bloomberg

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.