Кризис Covid-19 вскрыл нереализованный потенциал евро

Вторая по популярности валюта в мире может принести больше пользы государствам еврозоны, если привилегии будут распределены равномерно между всеми участниками

Кризис Covid-19 вскрыл нереализованный потенциал евро

Для лидеров стран еврозоны коронавирусный кризис стал еще одним доказательством того, что единая валюта должна играть более значимую роль в мировой финансовой системе.

Политики ориентируются на США Статус доллара, как мировой резервной валюты позволил Америке смягчить экономические последствия пандемии. Штаты пользовались теми самыми «чрезмерными преимуществами», о которых еще в 1960-х годах говорил министр финансов Франции Валерий Жискар д’Эстен. Это преимущество дает эмиссионный доход, то есть прибыли от выпуска валюты, после расходов на производство. Кроме того, страна получает возможность дешево финансировать свои расходы на рынках капитала и не бояться масштабного увеличения суверенного долга.

Ведущая роль доллара в мировой торговле защитила американскую экономику от последствий, связанных с укреплением валютного курса, которое обычно сопутствует статусу валюты-убежища. И американские компании получают стабильность даже во время кризиса, поскольку они проводят международные операции в собственной валюте.

Евро может больше

Евро, как вторая по величине валюта в мире, может обеспечить аналогичные преимущества странам еврозоны. По данным Европейского центрального банка, доля евро в международных расчетах составляет 19%. Это в два раза меньше доли доллара, но значительно больше любой другой валюты.

Однако глобальный потенциал евро по-прежнему не раскрыт в полной мере, а его преимущества распределяются неравномерно между государствами-участниками валютного союза. Последние десять лет международная экспансия евро замедлилась, более того, не всем странам еврозоны доступны преимущества низких ставок на мировых рынках капитала, особенно в периоды бегства от рисков.

Почему? Чтобы получить статус международной валюты, нужны в первую очередь глубокие и зрелые финансовые рынки, ожидания ценовой стабильности и экономическая гибкость, а также сильная фискальная позиция и готовность обеспечивать ликвидность во время кризиса. Однако еврозона все еще очень разрознена, и безопасных активов здесь не так много.

В результате последствия кризисов распределяются и ощущаются неравномерно. Преимуществами евро как международной валюты пользуются несколько стран, которые, по мнению инвесторов, выпускают надежные активы. Такое положение дел усиливает недостатки и уязвимости, связанные с отсутствием фискальной интеграции в еврозоне, и ослабляют роль евро. Иными словами, кризис служит лакмусовой бумажкой для мирового статуса валюты: если она не обеспечивает безопасность и ликвидность, то оказывается в числе отстающих.

Что для этого нужно

Международная роль евро будет расти только в том случае, если удастся лучше распределять преимущества. В этом контексте нужны два политических решения.

Во-первых, Европа должна создать общие инструменты, которые станут безопасными активами для всех государств-участников во время кризиса, тем самым гарантируя, что необходимые фискальные меры не вызовут дальнейшей нестабильности и фрагментации. Предложенный недавно фонд восстановления в размере 750 млрд евро — прекрасный пример. Это позволит принять комплексный фискальные меры в ответ на кризис Covid-19, повысив уверенность среди инвесторов в том, что евро сохранить стабильность во время крупных потрясений.

В то же время эмиссия облигаций, необходимая для этого фонда восстановления, позволит инвесторам участвовать в финансовых рынках еврозоны не ощущая разницы между национальными эмитентами. Выпуск облигаций с различными датами погашения между 2028 и 2058 годами в соответствии с предложением Европейской комиссии в какой-то степени приведет к установлению подлинной кривой доходности в зоне евро.

Таким образом будет заложен фундамент глубокого единого рынка капитала. Однако фонд восстановления — временное явление. Кроме того, он гораздо меньше по сравнению с суверенными европейскими рынками облигаций.

Чтобы изменить отношение к евро, нужно убедить инвесторов в том, что такая поддержка будет доступа всегда во время кризиса.

Вторая возможная мера связана с монетарной политикой. Очевидно, что доверие инвесторов к Федеральной резервной системе США укрепляет глобальную роль доллара. Центральный банк, выпускающий мировую валюту, должен ориентироваться на сохранение ликвидности в финансовой системе и предотвращение проциклического ужесточения во время кризисов, когда рост стоимости заимствований ухудшает финансовые условия.

ЕЦБ принимает меры

Именно этими соображениями руководствовался ЕЦБ, разрабатывая программы экстренной помощи во время пандемии. На прошлой неделе они были расширены до 1.35 трлн евро со сроком до конца июня 2021 года. Эти действия были продиктованы мандатом ЕЦБ, который обязывает его вмешиваться в ситуацию для обеспечения ценовой стабильности. Они подтверждают, что банк по-прежнему руководствуется принципом независимости центрального банка и законодательством ЕС.

Управление глобальной валютой также требует предоставления ликвидности иностранным центральным банкам через свопы и линии репо во время кризиса. ЕЦБ уже возобновил ряд таких мер поддержки и готов пойди дальше в случае необходимости.

Цели повышения глобального авторитета евро и более равномерного распределения его преимуществ взаимосвязаны. Благодаря правильному сочетанию фискальной и денежно-кредитной политики можно создать более функциональный и стабильный валютный союз, что, в свою очередь, усилит влияние евро.

Автор статьи Фабио Панетто, член исполнительного совета Европейского центрального банка.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.