Кристин Лагард отреагировала на коронавирус только спустя четыре недели

27 февраля глава ЕЦБ объявила об отсутствии явной необходимости использовать монетарную политику для борьбы с пандемией. А потом все изменилось

Кристин Лагард отреагировала на коронавирус только спустя четыре недели

На фото: председатель Европейского центрального банка Кристин Лагард

Спустя четыре месяца после вступления в должность председателя Европейского центрального банка Кристин Лагард, сидя за обеденным столом с двумя планшетами и двумя телефонами, заявила коллегам, что пришло время для масштабных стимулов, иначе регион столкнется с кризисом, который поставит под угрозу его существование.

Лагард провела совещание с остальными членами руководящего совета из своей франкфуртской квартиры 18 марта. Цель заключалась в том, чтобы согласовать меры по прекращению финансового и экономического кризиса, вызванного коронавирусом.

Введенные правительствами меры изоляции для ограничения распространения болезни привели к самой глубокой рецессии за последние десятилетия, обвалу фондовых рынков, а также к стремительному росту доходности облигаций в Италии, которая стала эпицентром вспышки в Европе.

Впечатляющее решение

Сотрудники ЕЦБ подготовили предложение о покупке облигаций на сумму 750 млрд евро ($810 млрд) под названием «Программа по выкупу активов в чрезвычайных условиях пандемии», но не было никакой гарантии, что оно будет одобрено.

Совещание состоялось после того как стало ясно, что опасность, возникшая в сфере здравоохранения, которая первоначально угрожала нанести временный удар по росту, превратилась в полномасштабный экономический кризис. Лагард пришлось наверстывать упущенное, после того в начале пути была допущена большая ошибка. В то время как правительства тянули с совместными ответными мерами, она в конечном итоге выбрала подход «без ограничений», напоминающий о ее предшественнике Марио Драги, которому также пришлось бороться с потрясениями.

«Решение Лагард оказалось весьма впечатляющим, — заявил Питер Прат, бывший главный экономист ЕЦБ. Она кардинально сменила курс и поступила настолько смело, что я бы никогда не думал, что ЕЦБ сможет сделать это так быстро».

По словам некоторых чиновников, события развивались следующим образом.

В конце февраля ЕЦБ считал, что вирус спровоцирует временный экономический шок, за которым последует быстрое, так называемое V-образное восстановление. В Банке рассчитывали, что правительства первыми начнут оказывать финансовую поддержку.

27 февраля Лагард выступила в Лондоне по поводу изменения климата. Находясь там, она заявила изданию Financial Times, что нет никакой явной необходимости вводить ответные стимулы.

Эти комментарии были разосланы политикам вместе с запиской от президента, приглашающей их ознакомиться с содержимым. Вице-президент Луис де Гиндос предостерег от «неоправданной тревоги».

Нужно действовать решительно

Ее коллеги действовали решительнее. Уже на следующий день председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл дал понять, что готов снизить процентные ставки. ОЭСР понизила прогноз по глобальному росту, а Банк Японии и Банк Англии заявили, что примут меры в случае необходимости. Международный валютный фонд, который Лагард возглавляла до ЕЦБ, объявил о готовности помочь странам, а финансовые руководители G7 договорились обсудить этот вопрос.

Смена тона просто ошеломляет. Но от ЕЦБ по-прежнему не было никаких сообщений. Готовилось заявление, но оно было опубликовано только после 10 часов вечера.

Заявление содержало очень много деталей. Президент пообещала принимать «соответствующие адресные меры, по мере необходимости, в зависимости от основных рисков». Никаких намеков на масштабные действия не было ни до, ни на следующем политическом заседании 12 марта.

Даже после того, как ФРС экстренно снизила процентные ставки на 50 базисных пунктов на следующий день, ЕЦБ не спешил. В тот момент Совет управляющих проводил селекторное совещание по вопросам повышения устойчивости функционирования, и никто об этом не упоминал.

Однако к следующему понедельнику сотрудники ЕЦБ начали опасаться, что они сильно недооценили риски. Европейские и американские акции упали более чем на 7%.

Именно тогда началась работа над расширением программы количественного смягчения ЕЦБ на сумму 60 миллиардов евро, которая позже была удвоена, при этом экономические прогнозы были изменены, отражая два сценария развития кризиса.

В среду, 11 марта — в тот же самый день, когда Всемирная организация здравоохранения назвала вспышку пандемией, — большинство политиков прибыли во Франкфурт накануне официального заседания, хотя по меньшей мере шестеро предпочли связаться по телефону.

В течение следующих 24 часов они согласовали длинный перечень мер, включая покупку облигаций на сумму 120 миллиардов евро и финансирование банков, предоставляющих кредиты пострадавшим из-за вируса компаниям. Ключевая процентная ставка была сохранена на уровне минус 0.5%.

Просто ошибка

На пресс-конференции Лагард настаивала на том, что «в первую очередь следует принимать фискальные меры». В целом инвесторы были довольны — до тех пор, пока спустя полчаса после брифинга она не заявила, что ЕЦБ «не намерен закрывать спреды».

Именно эту фразу использовала во время заседания Совета Изабель Шнабель, немецкий профессор экономики, вошедшая в совет директоров в январе. Хотя это вполне оправдано с точки зрения инфляционного мандата ЕЦБ, это ужасно для любого инвестора, знакомого с долговым кризисом 2012 года.

Тогда Драги пообещал сделать «все возможное», чтобы остановить рост расходов по займам в оказавшихся под ударом средиземноморских экономиках, которые были намного больше, чем в таких безопасных странах, как Германия: такой разрыв называют «спредом». Если бы Лагард не дала такое же обещание, наступил бы еще один долговой кризис. Доходность итальянских облигаций сразу же взлетела.

Политики посчитали это просто ошибкой, и Лагард сразу же попыталась исправить замечания в интервью CNBC. Но учитывая, что Лагард, Шнабель и Гиндос — половина Исполнительного совета — впервые работают в центральном банке, создалось впечатление, что руководящему составу не хватает опыта. Европейские фондовые индексы упали более чем на 11%.

Вскоре чиновники поспешили ограничить нанесенный ущерб. Главный экономист ЕЦБ Филип Лэйн, окончивший Гарвард, опубликовал в своем блоге сообщение о том, что у них нет никаких сомнений относительно покупок в странах, находящихся в бедственном положении. Девять других членов руководящего совета также выступили в защиту Лагард.

Когда на совещании она сказала коллегам, что реакция рынка была негативной, некоторые восприняли это как извинение, хотя не ясно, что она имела в виду.

Во всяком случае, политики оказались менее понятливы. Президент Франции Эммануэль Макрон считает, что ЕЦБ сделал недостаточно, а премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что Центральный банк должен «не мешать, а помогать».

Подобные заявления показали, что Лагард не стоит полагаться на помощь правительств для подавления кризиса. Каждый раз, когда она просила политиков о финансовой поддержке, ее призывы оставались без внимания.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.