Компании, покидающие Россию, не знают, смогут ли они когда-нибудь вернуться

Потребуется много времени, чтобы вернуть деловую привлекательность российского рынка для западных компаний.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, компании бросились за железный занавес, чтобы водрузить свой флаг на российской земле. Иконы капитализма, от Apple Inc. до Макдональдс и корпорации Адидас, в последующие годы продолжили строить прибыльный бизнес, поскольку потребители требовали кусочек западного образа жизни. Всего за несколько коротких дней эти давние связи распались.

После того как Владимир Путин сообщил 24 февраля о начале спецоперации по освобождению Донбасса, начался массовый исход корпораций начиная с BP Plc и быстро набирал обороты, поскольку за ними последовали десятки мировых брендов. Хаотическое раскручивание заставило компании задуматься о том, вернутся ли они когда-нибудь, как они будут платить за оставленных работников и активы, и смогут ли они возместить стоимость своих заброшенных предприятий в стране, которая почти в одночасье стала страной с самыми высокими санкциями в мире.

Компании, покидающие Россию, не знают, смогут ли они когда-нибудь вернуться

Посетители стоят в очереди перед недавно открывшимся первым рестораном McDonald’s в Советском Союзе, в Москве, 31 января 1990 года.

Закрытие «Золотых арок» в России, о котором было объявлено 8 марта, символизирует упадок страны во многом так же, как появление сети ресторанов быстрого питания десятилетиями ранее укрепило репутацию страны как многообещающего места. Сотни москвичей выстроились в очередь у первого «Макдоналдса», когда он открылся 31 января 1990 года. Теперь фотографии россиян, складирующих в морозильных камерах последние несколько биг-маков и продающих «Хэппи Мил» по завышенным ценам на Avito, заполонили ленты социальных сетей. Остается неясным будущее 850 магазинов, закрытых McDonald’s, и 62 000 местных сотрудников, которым компания заявила, что пока продолжит платить.

Компании, покидающие Россию, не знают, смогут ли они когда-нибудь вернуться

Люди посещают McDonald’s перед его закрытием в конце недели, в Москве, 9 марта.

Поскольку юридический статус активов вызывает сомнения — Россия заявила, что может национализировать оставленные предприятия, — компаниям могут потребоваться годы, чтобы вернуться, если они вообще это сделают. Бизнес-деятельность в России сопряжена с огромным риском, от продолжительности санкций до логистических и финансовых проблем, связанных с восстановлением производства, до негативной реакции потребителей — как со стороны россиян, которые могут чувствовать себя брошенными любимыми брендами, так и со стороны тех, кто этого не делает.

Эндрю Форрест, председатель железорудного завода Фортескью Металс Групп Лтд. прямо сказал, что «если вы прямо сейчас зарабатываете доллар в России, я бы назвал это кровавыми деньгами».

Некоторые предприятия пытались бросить вызов этому восприятию. Французский молочный гигант Danone, в которой работает около 9000 рабочих в России, защищала свою деятельность в стране, утверждая, что российские родители имеют полное право покупать такие продукты, как детские смеси, как и люди в других странах.

Но многие компании увидели предзнаменование и поспешили уйти, часто с большими затратами. ВР объявила, что продаст свою долю в Роснефти. Роснефть, вероятно, потеряет 25 миллиардов долларов в этом процессе. Голдман Сакс Групп стал первым банком Уолл-Стрит, который свернул свои операции в стране после перевода части своего московского персонала в Дубай. Карлсберг, крупнейший производитель пива в России, заявил, что рассматривает все варианты для своих семи производственных предприятий, на которых занято 8400 человек.

В ближайшем будущем компании, которые закрыли магазины или простаивали заводы, но сохранили рабочих, столкнутся с проблемой выплаты им заработной платы. Они больше не производят каких-либо значительных продаж на местном рынке, а санкции могут затруднить или сделать невозможным перевод денег из-за границы. Для McDonald’s продолжение оплаты труда работников в России, наряду с арендой и расходами на цепочку поставок, обойдется примерно в 50 миллионов долларов в месяц. Это составляет от 5 до 6 центов за акцию в месяц, сообщил главный финансовый директор Кевин Озан.

По данным Росстата, около 6,5% рабочей силы в России занято в организациях, находящихся в иностранном или совместном российском и иностранном владении. По подсчетам Bloomberg, иностранные компании, в которых работает не менее 150 000 человек в стране, объявили о приостановке операций, закрытии магазинов, моратории на инвестиции или других мерах после атаки. Фактическое число пострадавших может быть намного больше, учитывая, что не каждая компания раскрывает такие шаги или количество сотрудников.

Adidas с 7000 сотрудников в России и соседних странах переводил средства в Россию по мере обострения напряженности в отношениях с Украиной. Руководители не сказали, как долго могут хватить резервов, но выразили оптимизм по поводу возобновления операций в конце этого года.

Азиатские фирмы в целом реагировали медленнее, хотя к концу этой недели ООО «Фаст Ритейл», японский владелец сети магазинов одежды Uniqlo также заявил о прекращении деятельности в России и прекращении инвестиций в этой стране.

Некоторые предприятия, такие как французский магазин товаров для дома Leroy Merlin с 45 000 сотрудников в России, остались открытыми.

Другие хотят продемонстрировать свою приверженность местной рабочей силе и продолжать предоставлять услуги, жизненно важные для обычных потребителей. Приложение для райдшеринга BlaBlaCar, у которого около 30 миллионов пользователей в России, заявило, что ему придется уволить 100 своих российских сотрудников в одночасье, если оно собирается собирать вещи, поэтому оно пока останется на месте. Тем не менее компания остановит все новые инвестиции в страну.

Компании, торгуемые на бирже, с большей вероятностью будут действовать, поскольку они хотят, чтобы рынки капитала не избегали их из-за репутационного риска, сказал Джордж Волошин, директор консалтинговой компании по рискам Aperio Intelligence.

«В частном порядке генеральные директора, вероятно, говорили друг другу, что предпочли бы остаться, если это возможно, но с учетом давления, оказываемого на них и на бренды в целом, сделать это сложно», — сказал Волошин.

По словам Марии Шагиной, приглашенного старшего научного сотрудника Финского института международных отношений, которая исследовала западные санкции против России, компаниям может потребоваться несколько лет, чтобы вернуться на рынки, которые ранее подвергались санкциям. В случае с Россией этот вакуум может в конечном итоге создать давление снизу, поскольку люди не имеют доступа к своим любимым брендам и сталкиваются с безработицей в условиях разваливающейся экономики.

Влияние России на прибыль компаний сильно различается в зависимости от отрасли и времени, затраченного на создание присутствия. Но отступление завершает сдвиг, который уже начался, когда политические настроения ухудшились после присоединения Крыма в 2014 году.

Россия в значительной степени осталась экономикой, питающейся своими огромными природными ресурсами, от нефти до титана, вместо того, чтобы стать рынком для отечественных технологий, машиностроения или потребительских товаров, что усилило ее зависимость от иностранных брендов. В то же время потребность в российской нефти и газе, в частности, легла значительным финансовым бременем как на компании, так и на потребителей за рубежом.

Немецкий промышленный гигант БАСФ нуждается в электричестве, работающем на газе, для поддержания своей обширной деятельности в Людвигсхафене, крупнейшем в мире интегрированном химическом комплексе, который связан с российскими газовыми месторождениями через систему трубопроводов и не имеет значимых хранилищ. Это привело к безумной спешке в дни после военного конфликта, чтобы найти альтернативных поставщиков электроэнергии.

Некоторые компании, считающие своим долгом заботиться о российских рабочих, могут предпочесть переждать общественный гнев и найти возможность перезагрузиться. Однако на данном этапе немыслимо, чтобы какой-либо крупный западный бизнес начал возвращаться до окончания войны.

«Охлаждающий эффект будет длительным», — сказала исследователь Шагина. «Потребуется много времени, чтобы обелить имидж России».

MarketSnapshot — Новости ProFinance. Ru и события рынка в Telegram

По теме:

Российский госдолг предлагает доходность в валюте на уровне 60% годовых

Котировки CDS указывают на 90% вероятности дефолта России

Аналитики JP Morgan предупреждают, что санкции значительно повышают вероятность дефолта России

Банк России запретил иностранным юрлицам получать наличные доллары, евро, иены и фунты стерлингов

Что означают санкции для российских долговых рынков и инвесторов

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.