Инвесторы готовы переключиться с нефти на горнодобывающие активы

Разворот на сокращение выбросов меняет инвестиционные приоритеты в добывающей промышленности

Инвесторы готовы переключиться с нефти на горнодобывающие активы

Раньше крупные горнодобывающие компании, такие как BHP Billton (NYSE: BHP), Rio Tinto (OTCPK: RTPPF) и Glencore Plc (OTCPK: GLCNF) вкладывались в нефтегазовый бизнес лишь для отвода глаз продавали часть активов, чтобы угодить инвесторам с экологическим настроем. Но эти времена уже в прошлом. В связи с быстрым ростом инвестиций в ESG они вынуждены согласовывать капитальные затраты со своими обязательствами по сокращению выбросов. Активисты, а также некоторые институциональные инвесторы иногда требуют от них совсем избавиться от вложений в ископаемое топливо.

Три года назад в Rio Tinto сделали немыслимое — продали весь бизнес по добыче термальных углей в Квинсленде, Австралия. Бизнес компании перешел к Glencore почти за $1,7 млрд, а доля в подземной угольной шахте Kestrel — консорциуму, состоящему из управляющего частными инвестициями EMR Capital и PT Adaro Energy TBK, за $2,25 млрд. Rio Tinto стала единственной крупной глобальной компанией с нулевыми угольными активами.

Будучи крупнейшей в мире горнодобывающей компанией, Glencore постепенно «снижает» объем активов, связанных с ископаемым топливом. Планируется свести их к нулю до 2050 года. На другом конце спектра BHP, которая резко дистанцируется от нефти и газа, несмотря на то что некоторые инвесторы-активисты хотят, чтобы она замедлила темпы.

Еще в августе в BHP объявили о переводе своих нефтегазовых активов в совместное предприятие с австралийской компанией Woodside — еще один знак, что компания уходит из топливной промышленности на основе углерода. Сделка финансировалась исключительно за счет акций, потому что организовать банковское финансирование было бы непростой задачей.

BHP также избавляется от угольных активов. В июне компания продала долю в угольной шахте Серрехон в Колумбии. Покупателем стал Glencore. Кроме того, снизила BHP стоимость шахты Mt Arthur в австралийской долине Хантер, продолжая поиски покупателя. Elliott Management исторически настаивало на оптовом снижении цен на нефтяные активы, но Market Forces, дочерняя компания Friends of the Earth, заняла неожиданную позицию:

«Мы, безусловно, хотим, чтобы BHP сохранила эти [нефтяные] активы и управляла ими, включая принятие решений о капитальных затратах в соответствии с парижским соглашением и достижением чистого нулевого уровня к 2050», — заявила группа.

У горнодобывающих компаний есть еще одна веская причина отказаться от полезного ископаемого и сосредоточиться на сфере своей компетенции: металлы должны стать новой нефтью.

В этом году горнодобывающая отрасль получила огромную прибыль, поскольку цены на металлы и сырьевые товары стремительно растут.

Металлы — новая нефть

Энергетический переход — движущая сила следующего товарного суперцикла, открывающего огромные перспективы для производителей технологий, трейдеров и инвесторов. По оценкам BloombergNEF, глобальный переход потребует примерно $173 трлн инвестиций в энергоснабжение и инфраструктуру в течение следующих трех десятилетий. При этом ожидается, что к 2050 году возобновляемые источники энергии обеспечат 85% наших потребностей.

Однако нигде перспективы не выглядят более радужными, чем в металлургической промышленности.

Технологии чистой энергетики требуют больше металлов, чем их аналоги на основе ископаемого топлива. Согласно недавнему анализу Eurasia Review, цены на медь, никель, кобальт и литий могут достичь исторических максимумов на фоне перехода к нулевым выбросам. В период с 2021 по 2040 годы общая стоимость производства вырастет более чем в четыре раза и даже составит конкуренцию общей стоимости добычи сырой нефти.

Для сектора полезного ископаемого это большой минус. BNEF прогнозирует, что транспортные средства на электрических и топливных элементах сократят спрос на нефть на 21 млн баррелей в день к 2050 году.

В сценарии чистого нулевого уровня выбросов бум спроса на металлы может привести к более чем четырехкратному увеличению стоимости производства металлов — на общую сумму в $13 трлн в течение следующих двух десятилетий.

Суммы сопоставимы с расчетной стоимостью добычи нефти в сценарии с нулевыми выбросами за тот же период, что сделает четыре упомянутых металла макрорелевантными инструментами для защиты от инфляции, а также обеспечивает дополнительные доходы производителям сырьевых товаров.

Подготовлено Profinance.ru по материалам ресурса OilPrice

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.