«Вертолетных денег» россияне могут не ждать, но людей поддержат

«Вертолетных денег» россияне могут не ждать, но людей поддержат

На фото: пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в интервью Екатерине Котрикадзе в эфире телеканала RTVI объяснил, почему в России не реализовывается сценарий поддержки экономики посредством «вертолетных» денег, и ответил на вопрос ведущей о том, возможно ли такое в будущем.

Если кратко, «вертолетных денег» все еще нет, потому что Россия и так реализовывает потенциал социального государства. Существуют различные социальные обязательства, которые страна выполняет, продолжит выполнять, а после принятия поправок в Конституцию их станет еще больше. В то же время нельзя сказать, сколько еще продлится кризис, насколько он будет глубоким, и какие будут у страны возможности.

— В этих условиях каждая страна принимает те меры поддержки, которые, во-первых, соответствуют потенциалу страны, и, во-вторых, которые, по мнению руководства этой страны, наилучшим образом помогут экономике и участникам экономической жизни, будь то физические лица или юридические лица, справиться с трудным периодом. В нашей стране те два пакета мер, которые уже озвучены президентом России Владимиром Путиным — они в настоящий момент признаны наиболее целесообразными, — объяснил Дмитрий Песков.

Однако возможность раздачи денег напрямую населению пресс-секретарь президента отрицать не стал. И напомнил, что на днях Путин анонсировал новый пакет мер:

— Помощь может быть или прямой, или косвенной, и неизвестно, что лучше. Главное — это дать возможность экономической жизни продолжаться. Сейчас все меры поддержки направлены именно на это, — подчеркнул Дмитрий Песков.

Официально позицию по поводу принципиальной возможности «вертолетных денег» или их отсутствия президент и правительство пока не озвучивали. Но, скорее всего, какие-то разговоры об этом в верхах идут, считает директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков:

— Я думаю, все будет зависеть от степени напряженности. Если потери экономические потери, которые ощутят люди, будут колоссальными, если государство будет сталкиваться с социальным напряжением в виде митингов — то, наверно, еще во время прогнозирования их начнут какие-то раздачи. Думаю, что какая-то дискуссия идет, и видимо она склоняется к тому, что раздавать придется. Если была бы жесткая установка, что такого не будет — никто бы ни о чем даже не упоминал. Сейчас, скорее всего, президент ждет, пока появится какая-то конкретика: будет известно, сколько безработных, подсчитают, по сколько раздать, чтобы не обеднеть. А если выяснится, что такое невозможно — начнутся какие-то «виляния».

По мнению депутата Госдумы от КПРФ, члена Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергея Пантелеева, людям действительно нужны прямые деньги:

— Все меры хороши для того, чтобы в такое кризисное время поддержать население. Особенно тех, у кого в самом деле сейчас будут сложности и с трудовой занятостью, и, естественно, с доходами. А это уже ощущается. Поэтому определенной категории людей непосредственная материальная помощь нужна. Но эти деньги должны быть связанными, целевыми, то есть направленными на обеспечение питания и решение других вопросов жизненной необходимости. Это не должна быть просто раздача денег всем подряд, — уверен Сергей Пантелеев.

С этой позицией соглашается политолог Сергей Михеев, подчеркивая, что деньги должны быть не столько живыми, сколько целевыми. Прямая раздача денег всем людям российской экономике и не поможет:

— Раздача денег населению не будет стимулировать спрос на товары и услуги именно нашего бизнеса. Здесь нет никакой прямой связи. Другой вопрос, если взять и ввести то, что в Америке называется «фудстемп», а у нас раньше называлось продуктовыми карточками для малоимущих — это было бы интересно и даже гораздо более эффективном, чем раздача денег. Потому что с одной стороны государство осуществляло бы закупки исключительно у отечественных производителей. С другой стороны, люди получали бы те вещи, которые им пригодятся в жизни, которые позволят им знать точно, что по крайней мере, они не умрут с голоду, им будет, чем голову помыть и так далее. Я считаю, что здесь имеет смысл обсуждать какие-то более сложные меры и более гибкие варианты, чем просто раздача денег.

Одновременно Михеев подчеркивает, что даже в Штатах обещанные Трампом $ 1000 раздаются, во-первых, далеко не всем, а во-вторых, являются больше символической суммой, потому что прожить в США на эти деньги не так-то просто.

Добавим, что на этой неделе был опубликован доклад Института Гайдара — «Поддержка малого и среднего предпринимательства и рынок труда в условиях кризиса». По мнению его авторов, нынешние меры поддержки еще являются недостаточными. Беспроцентные кредиты и отсрочка по платежам не работает, например, в тех случаях, когда бизнес решает сворачиваться. В то же время прямая безвозмездная помощь государства на выплату минимальной зарплаты сотрудникам бизнеса хоть и является полезной, но введена запоздало, и уже не позволит избежать банкротства большого числа компаний.

— Те меры, которые сегодня принимаются для поддержки бизнеса — направлены на снижение издержек, на сегодняшнюю работу. Если смотреть на перспективу, то, конечно, все определяет спрос. Спроса нет — любое предприятие, которое выпускает продукцию, не будет работать, потому что главное для него — изготовить и продать. А вот задача «продать» решается именно за счет спроса, — обращает внимание Сергей Пантелеев.

Однако, как считает Илья Гращенков, качественно поддержать государство может только крупный бизнес, а именно — производства, где оно может выступать заказчиком:

— Если не будет, кому стимулировать спрос — тогда это должно делать государство. А оно обычно поддерживает те виды бизнеса, в котором само может выступить заказчиком. Это крупный бизнес, связанный с производством. А во всем, что связано с малым и средним бизнесом, начиная от парикмахерских услуг и заканчивая досуговыми предприятиями — здесь, очевидно, государство не может выступить заказчиком. К тому же, у нас государство связано с финансово-промышленными группами, и исторически правительства в регионах и гордумах обеспечивают меры поддержки тем сильнее, чем выше лоббистский уровень у той или иной структуры.

Также на недели газета «Ведомости» опубликовала анализ результатов опроса промышленных предприятий, проведенного Институтом Гайдара. Как выяснилось, последствия экономического кризиса еще могли не наступить во всей красе: в марте российской промышленности удалось избежать спада, производство даже выросло. Но рост был, в основном, за счет ажиотажного спроса на отдельные товары первой необходимости и на фармацевтическую продукцию. При этом уже рекордно выросло и число компаний, сообщивших о сокращении персонала. Частично рынок труда, конечно, восстановится после снятия ограничений в связи с режимом самоизоляции. Но только частично: так как при снижении спроса предприятиям больше не будет нужно столько работников.

Выход у России, конечно, есть. И он, по мнению политолога Ильи Гращенкова, в принципиальном обновлении экономики. В том самом Общероссийском плане, начало работы над которым анонсировал Путин и по итогу реализации которого экономика России действительно должна стать принципиально другой:

— Явно, что сохранять прежнюю модель экономики скоро будет невозможно. Придется переходить к какой-то мобилизационной. Какими методами мобилизовать экономику? Скорее всего, методами социал-капитализма: раздавать по минимуму бедным и поддерживать крупный бизнес, который в состоянии, как в советское время, формировать спрос и предложение, — заключает Илья Гращенков.

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.