Warning: getimagesize(https://www.izvestia.net.ua/wp-content/uploads/2020/07/sekvestr-minfina-glupost-ili-vreditelstvo-174f042.jpg): failed to open stream: Connection refused in /home/ih382049/izvestia.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

Секвестр Минфина: глупость или вредительство?

Секвестр Минфина: глупость или вредительство?

На фото: здание Министерства финансов РФ (Фото: Владимир Гердо/ТАСС)

Минфин предложил сократить на 10% незащищенную часть расходов федерального бюджета в 2021—2023 годах. Причина такого шага — дыра в доходной части, которая образовалась в результате обвала нефтяных цен и карантинных мер из-за эпидемии. Об этом 21 июля сообщило РБК.

План урезания выглядит так.

— отказаться от индексации зарплат чиновников и поощрений регионам за выполнение KPI;

— перенести реформу оплаты труда федеральных госслужащих за пределы 2023-го;

— сократить ассигнования на государственную программу вооружений на 5%.

По расчетам Минфина, суммарное сокращение бюджетных ассигнований в 2021 году составит 1,428 трлн. рублей. В 2022 году оно оценивается в 1,892 трлн., а в 2023-м — в 1,364 трлн. В итоге дефицит бюджета за три года сократится с 5% в 2020 году до 0%.

Если рассмотреть предложенный план более детально, на 10% расходы бюджета намечено снизить более чем по 50 статьям — за исключением дотаций региональным бюджетам, расходов на исполнение публичных нормативных обязательств (социальные пособия, пенсии военнослужащим), содержание судебной системы, обслуживание госдолга и межбюджетные трансферты внебюджетным фондам.

Кроме того, на те же 10% Минфин предлагает «оптимизировать» расходы на «обеспечение деятельности органов управления внебюджетных фондов», то есть административные расходы руководства фондов.

Последний раз подобное сокращение проводилось в 2016 году, после падения цен на нефть. Но теперь ведомство Антона Силуанова пошло на беспрецедентный шаг — сокращение еще и оборонных расходов.

Денежный объем сокращения госпрограммы вооружений в методике Минфина не указывается. Из документов, отмечают эксперты, можно сделать вывод только о суммарном снижении нерасписанных расходов — к ним относятся и расходы на вооружения. В 2021 году такое снижение составит 258,2 млрд рублей, в 2022-м — 192 млрд, в 2023-м — 198,2 млрд.

Отдельно имеет смысл остановиться на отказе от индексации окладов госслужащих в 2021 году. К такой мере Минфин прибегал и раньше — индексация приостанавливалась во время кризиса 2014−2017 годов. Затем в течение трех лет с 1 октября зарплаты чиновников ежегодно увеличивали на уровень инфляции за предыдущий год.

Средняя зарплата госслужащих в федеральных органах власти в 2018 году достигла 126,6 тыс. рублей (данные за 2019-й Росстат не представил). Самыми высокооплачиваемыми федеральными чиновниками стали сотрудники аппарата правительства (240,4 тыс. рублей в 2018-м) и администрации президента (236,7 тыс.).

Минфин не проводит общую оценку экономии бюджетных средств от пропуска индексации зарплат чиновников в 2021 году. Отказ же от повышения зарплат госслужащих, занятых в сфере обеспечения обороноспособности страны, сэкономит госбюджету 15,2 млрд рублей в 2021—2022 годах.

Что стоит за секвестром Минфина, насколько предлагаемые меры адекватны ситуации?

— Дефицит бюджета РФ связан не только с тем, что на мировом рынке упали цены на нефть, но и с сокращением нефтедобычи, — отмечает президент Союза арендаторов и предпринимателей России Андрей Бунич. — Замечу, добыча нефти в мире будет и дальше уменьшаться — это необходимо, чтобы поддерживать цены на энергоносители текущих уровнях. Это значит, складывается ситуация, при которой России будет трудно продавать прежние объемы энергоносителей за рубеж, и по той же цене, что в предыдущие годы.

Надо понимать: превышение предложения нефти и газа над спросом на мировом рынке — уже устойчивый феномен. Возможно, тренд на годы вперед. Поэтому перед российским правительством ребром встает вопрос: как жить в таких условиях?

«СП»: — Минфин предлагает выход из трудного положения?

— Стратегия Минфина, я считаю, никак не отвечает на вопрос: как жить в этом новом мире? Адекватный ответ, по идее, связан со структурной перестройкой российской экономики, активным инвестированием в новые сферы, развитием проектов, загрузкой имеющихся мощностей.

Минфину все это чуждо и непонятно — о перестройке экономики и развитии бизнеса там даже не думают. Финансовое ведомство занимается латанием Тришкина кафтана, причем в самой примитивной форме.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Сокращение расходов в кризисной ситуации — на мой взгляд, полнейшая глупость. Во всем мире расходы в кризис пытаются сохранить, а при возможности еще и наращивают. Это является одной из мер стимулирования экономики — элементом ее возврата на нормальную траекторию развития.

Минфин России, напротив, устраивает секвестр. Мало того, наши финансовые власти искусственно укрепляют рубль, начиная с апреля — с момента, когда ситуация в российской экономике стала ухудшаться.

«СП»: — Чем плох крепкий рубль?

— При нынешнем раскладе это создает дополнительные серьезнейшие проблемы с бюджетом. Рубли при таком подходе вымываются из финансовой системы. В результате, денег в экономике становится меньше, и они идут на спекулятивные операции, а не в проекты развития.

Секвестр в такой обстановке, честно говоря, больше смахивает на вредительство. На мой взгляд, в сложной ситуации финансовые власти демонстрируют неадекватные реакции. Возможно, они просто не хотят предлагать какие-то новые меры, и пытаются поддерживать прежнюю парадигму — вопреки объективным обстоятельствам.

В итоге, повторюсь, рублей в системе становится меньше, а исполнять бюджет становится все труднее. Если бы курс оставался на уровне 80−85 руб./доллар, все проблемы решались бы гораздо проще — не нужно было бы секвестра.

Прикормленные правительством аналитики почему-то считают, что при цене нефти $ 40 за баррель курс национальной валюты должен составлять 65 руб./доллар. На мой же взгляд, это профанация. Подобные расчеты ведутся по так называемой модели внешнеэкономического равновесия, а она не учитывают всех факторов устойчивости экономики и курсообразования.

В частности, курс должен обеспечивать сбалансированный бюджет, адекватный уровень инвестиций, рост экономики, а также необходимый уровень конкурентоспособности, снижающий издержки внутри страны. Ничего подобного нынешний курс рубля не обеспечивает.

Мало того, укрепляя национальную валюту, финансовые власти ухудшают ситуацию — ведь другие мировые игроки печатают денег столько, сколько захотят. В результате такого ухудшения, добавлю, снижаются доходы населения России, падает занятость, и драматически падает уровень деловой активности.

Если же, напротив, понизить курс рубля, дыра в бюджете станет меньше, и легче будет делать заимствования. Только матерый спекулянт купит сегодня долговые обязательства РФ — учитывая, что национальная валюта не на равновесном уровне. Спекулянт купит российские бумаги на короткий срок, чтобы сыграть на повышение и сбросить. Сроком на год затовариваться российским долгом никто не будет, понимая, что курс может скакнуть в другую сторону.

«СП»: — Чем в итоге обернется секвестр Минфина?

— Он будет только вгонять экономику России в депрессивное состояние. Эта не просто вредная политика. Она — отражение факта, что экономический блок правительства не в состоянии предложить новую стратегию развития страны, которая сейчас жизненно-необходима. Без такой стратегии России нечего делать в том мире, который сейчас формируется. И чем быстрее понимание этого факта дойдет до высшего руководства страны — тем лучше.

Экономический кризис

Названо единственное условие роста реальных доходов россиян

Илон Маск вошел в пятерку самых богатых людей мира

Лидеры ЕС смогли договориться о создании антикризисного фонда

Россиян предупредили о росте рекордной безработицы в сентябре

Все материалы по теме (3580)

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.