Россиян накормят обещаниями роста зарплат

Россиян накормят обещаниями роста зарплат

Фото: Федор Савинцев/ТАСС

Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский, в преддверии выборов в Госдуму, предложил в несколько раз поднять минимальный размер оплаты труда в стране и значительно ограничить верхний порог окладов топ-менеджмента. Свою инициативу Жириновский объяснил тем, что граждане недовольны не только собственными низкими доходами, но и высокими окладами в государственных корпорациях и коммерческих структурах.

«Минимальная зарплата — 30 тысяч рублей в месяц. Это одна тысяча рублей в день. Президент получает больше всех — 700 тысяч рублей, депутаты — не более 500 тысяч», — написал политик в своем телеграм-канале. Он уточнил, что средняя зарплата должна составлять 70 тысяч рублей в месяц, высококвалифицированные специалисты должны получать по 150−200 тысяч. Топ-менеджмент должен получать зарплату на уровне депутатов — не более 500 тысяч рублей в месяц.

Большинство экономистов назвали инициативу лидера ЛДПР популистской.

На сегодняшний день минимальный размер оплаты труда составляет всего 12 130 руб. Что касается средней, по данным Росстата, за январь-март 2020 года она составила 48,3 тысячи рублей с большой разницей по регионам.

В один момент взять и поднять минимальную зарплату почти в три раза без принципиального реформирования экономики невозможно.

Максимальные зарплаты в России назвать сложно, как и представить их границы. Госкорпорации, например, раскрывают свою отчетность крайне неохотно. Но известно, что в прошлом году 11 членов правления Сбербанка получили суммарно 6,3 млрд руб., то есть около 8,3 млн долл. на человека. «Роснефть» в 2019 году выплатила топ-менеджерам в общей сложности 3,57 млрд руб., «Газпром» — 1,5 млрд руб., РЖД — 2,7 млрд руб., «Транснефть» — 2,34 млрд руб. Хотя эти оклады и бонусы сравнивают с западными в пользу последних, нужно учитывать и то, что большинство развитых стран живут с прогрессивной шкалой налогообложения.

Заведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов считает, что для роста зарплат необходимо повышать производительность труда и делать экономику более современной. Что касается окладов топ-менеджмента, не нужно устанавливать формальные границы, а нужно сделать всю отчетность и доходы руководства компаний прозрачными, чтобы было понятно, кто и за что получает деньги и насколько это оправдано.

— Мы признаем себя страной с рыночной экономикой, а в ней влияние на заработную плату имеет сложившийся на рынке баланс спроса и предложения труда, а также его эффективности. У нас есть проблемы с производительностью труда, которая в разы отличается от европейской и американской.

Если увязать минимальный размер оплаты с производительностью труда, такой рост возможен, хотя сам рынок должен балансировать заработную плату в отдельных профессиях и специальностях. Мы ушли от централизованной экономики, и возврата к ней в рамках сегодняшней глобализации, скорее всего, быть не может. Либо нужно менять нашу экономическую систему как таковую.

С другой стороны, такая инициатива может иметь резон и ее стоит попытаться реализовать в госкомпаниях и в бюджетном секторе. Медицинские работники, учителя и сегодня получают соответствующую зарплату с учетом выслуги лет и прочих факторов. Это, с одной стороны, может дестимулировать молодое поколение в выборе столь социально значимых профессий. Но, с другой стороны, сейчас кризис, у всех происходит падение доходов, растет безработица, и бюджетники в этом отношении являются самыми надежными рабочими местами.

У нас в прошлом году модальная зарплата была в районе 35 тысяч рублей. Поэтому, конечно, большинство россиян обрадуются тому факту, что минимальная зарплата будет установлена на уровне 30 тысяч.

Но проблема в том, что ни у коммерческого, ни у государственного сектора нет средств для того, чтобы обеспечить пособия по безработице и иные пособия, привязанные к МРОТ, на уровне 30 тысяч, особенно в кризис.

«СП»: — Каким же образом тогда добиться повышения зарплат?

— Из последних предложений правительства я бы выделил инициативу о переходе от минимального размера оплаты труда за месяц к почасовой минимальной ставке. Работодатель не может платить меньше фиксированной суммы, но он определяет, сколько времени будет работать человек.

Человек, в свою очередь, не должен быть привязан к работодателю. Цифровая трудовая книжка уже перестала быть неким атрибутом крепостничества. Думаю, многие, особенно после кризиса, предпочтут остаться на дистанционной форме занятости. Это расширяет возможность предоставлять свой труд различным работодателям, приведет к росту производительности труда, а уж за ним должен последовать и рост зарплат.

Возможно, почасовая оплата в итоге будет составлять те же 30 тысяч рублей, но человек будет работать только полмесяца, а остальную половину будет заниматься своей личной жизнью, профессиональным совершенствованием и так далее.

Естественно, у общества есть запрос на то, чтобы получать не 12 тысяч, а большие суммы, которые могли бы обеспечить безбедную жизнь. Но просто так принимать эти решения в отрыве от экономики страны не получится.

Дискутировать о том, почему у нас такая низкая зарплата можно и нужно. Но я уверен, что рынок труда в результате цифровизации будет меняться, поэтому загонять себя в рамки неподъемных месячных законодательно принятых величин, которые никто не сможет выполнить, недальновидно. Бизнес снова станет преступником просто по умолчанию. Низкие зарплаты — это не проблема бизнеса, а проблема экономики России в целом.

«СП»: — Если не получится пока платить больше, как насчет того, чтобы платить меньше топ-менеджерам, особенно в госсекторе?

— Экономически невозможно обосновать, каким должен быть максимум зарплат в госсекторе — 500 тысяч или миллион, насколько это сопоставимо с окладами на аналогичных должностях в международных компаниях, как отличается по сферам и так далее. Просто взять с потолка и установить предел зарплат не совсем правильно.

Если мы хотим контролировать и сделать справедливой оплату труда менеджмента, то единственный рыночный путь — это сделать публичной и открытой информацию о том, какую зарплату и какие бонусы они получают, чтобы их декларация о доходах и расходах была общедоступной.

Человек может получать высокую зарплату, но при этом приносить большую пользу. Но мы должны увидеть это по отчетности, а также понять, как его оклад сопоставим с аналогичными ведущими мировыми компаниями. В конце концов, у нас работают и иностранные специалисты, и они должны получать конкурентную зарплату.

Мне кажется, что разговорами о 500 тысячах пытаются подменить реальную проблему. Без прозрачной отчетности мы каждый раз будем сталкиваться со скандалами, когда вокруг компании существует какой-то дополнительный сервисный бизнес, когда люди передают друг другу активы госкомпаний, тем самым извлекая дополнительную выгоду. Менеджмент все равно найдет способ заработать деньги.

Поэтому важно, с одной стороны, дать им возможность получать доходы в рамках международной практики, но с другой, так же жестко требовать с них аналогичной эффективности, отсутствия подозрений в коррупции и использовании альтернативных способов заработка на собственных компаниях.

Нам явно не хватает публичности и ответственности менеджеров за не достижение целей, которые они берут на себя, получая эти зарплаты и бонусы.

Депутат Саратовской областной Думы от фракции КПРФ Николай Бондаренко считает, что решать проблему низких зарплат и сверхвысоких доходов топ-менеджмента необходимо, но заявления вроде поста Владимира Жириновского призваны только отвлечь внимание от реальных действий в этом направлении.

— Все это, безусловно, осуществимо, но из уст Владимира Жириновского и партии ЛДПР это звучит как популизм. Жириновский и вся псевдооппозиционная группа в парламенте делают заявления не для того, чтобы эти инициативы приняли, а чтобы завоевать доверие граждан. Но в тот момент, когда люди с этими требованиями выходят на улицы и начинают митинговать или объявлять забастовки, представители псевдооппозиции в лице той же партии ЛДПР, их не поддерживают, а, напротив, часто осуждают.

Поэтому такие «инициативы» выдвигаются вовсе не для того, чтобы решить эту проблему, которая у нас приобрела огромные масштабы. Социальная пропасть между богатыми и бедными, когда руководство получает доходы в десятки, а то и в тысячи раз больше, чем рядовой сотрудник, это один из главных показателей неэффективности всей этой системы. Это необходимо менять.

Сейчас в правительстве идет обсуждение этого вопроса, и руководителям топ-менеджеров госкорпораций хотят ограничить зарплату «всего» до 30 миллионов рублей в год. Это абсурд и показатель не просто неэффективности, но и нежизнеспособности всей этой системы. Это хроническая проблема, о которой знает каждый адекватный житель нашей страны, однако власть не имеет политической воли ее решить.

«СП»: — А как можно было бы решить вопрос с зарплатами топ-менеджеров?

— По мнению руководства нашей страны, ограничение зарплат 30 миллионами рублей в год справедливо. Конечно же, это не так. По-настоящему правильным было бы приравнять зарплаты руководства к зарплатам работников с учетом определенного повышающего коэффициента. Она может быть в два, четыре, пусть десять, но никак не в сотни раз больше зарплаты рядового работника.

Если в какой-то компании инженер получает порядка 15−20 тысяч людей, руководитель не может получать такие громадные деньги. Тогда у него не будет никакой заинтересованности в том, чтобы повышать зарплату сотрудникам, что находится в его полномочиях и задачах. Напротив, он будет проводить процесс «оптимизации», сокращения расходов, урезания зарплат, перевода на неполный рабочий день и, естественно, увольнения.

Повышение зарплат в России

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.