Россия готовится к «черному августу», но следом будет сентябрь…

Россия готовится к «черному августу», но следом будет сентябрь…

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Чем ближе август, тем больше экспертов всерьез обсуждают, окажется ли он таким же «черным», как в 1998 году? Макроэкономические показатели действительно не вселяют оптимизма: стабильности на нефтяном рынке нет, рубль девальвируется, а чтобы поддержать его, Центробанк распродает золото и покупает валюту ради поддержания курса.

При этом обездоленное коронавирусом население охотно верит в самые апокалиптические сценарии — то о принудительном изъятии денег с банковских депозитов, то о деноминации рубля.

Насколько на самом деле будет глубоким падение в августе, «Свободная пресса» поговорила с известными финансистами. Руководитель аналитического департамента финансовой компании AMarkets Артем Деев, например, уверен, что правительство попытается всеми силами не допустить ухудшения ситуации.

— Почти каждый год появляются прогнозы, что очередной август принесет дефолт, обрушение курса рубля и экономический кризис. Но в этом году такие версии звучат на фоне падения экономики из-за пандемии коронавируса, а некоторые аналитики сравнивают текущую ситуацию с эпохой девяностых.

«СП»: — И насколько это сравнение, полагаете, оправданно?

— Ну вот дава йте разобраться. По сравнению с 1998 годом, когда доходы населения за год сократились в 3−5 раз (были на уровне $ 150−170, а стали составлять $ 30−50), сейчас нельзя говорить о таких проблемах. Произошедший дефолт был вызван обрушением пирамиды ГКО, высоким госдолгом — рубль за несколько дней обесценился в разы. Сейчас и размер госдолга намного меньше, и Центробанк держит курс рубля под контролем, и государство повышает пенсии и зарплаты бюджетникам. Думаю, оно не допустит ни снижения курса рубля, ни роста безработицы или инфляции, ни падения доходов населения.

Категорично не согласен с коллегой руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев, который напоминает, что август уже три десятилетия остается самым катастрофическим месяцем для финансовой системы страны.

— Традиционно в августе деловая активность снижается, но россияне ждут неприятностей. Именно в августе состоялся путч ГКЧП и, соответственно, рухнул СССР в 1991 году, а главное, именно в августе 1998 года был объявлен дефолт по ГКО, рухнули почти все частные банки, государственных гарантий по вкладам тогда не было, а курс рубля упал с 6 до 14−15 рублей за доллар.

Были неприятности и поменьше. В августе 1995 года произошел первый в истории буржуазной России банковский кризис, который унес в мир иной много громких имен — «Мытищинский», «Сибторгбанк», в августе 1996 рухнул «Тверьуниверсалбанк», один из крупнейших российских банков девяностых.

В августе 2008 года развернулись трагические события в Южной Осетии, что больно ударило по российским рынкам капитала. Хотя, конечно, основной удар произошел позднее во время банкротства Lehman Brothers и последовавшего за ним мирового кризиса. После этого трагических событий в истории России на август не приходилось. Однако большинство граждан, вспоминая, прежде всего, 1998 год относятся к августу с недоверием.

«СП»: — Исторические аналогии любопытны, но все же может в 2020 году произойти что-то столь же драматическое? Каков сегодня запас прочности нашей финансовой системы, чтобы не допустить катаклизмов?

— Пока, как мне кажется, ничего страшного не происходит. Хотя, конечно, резкое снижение ставок по вкладам бьет по многим россиянам. Многие, кто имел пожилых родителей, размещали для них средства на депозиты, процент был хорошей прибавкой к пенсии. Еще недавно, разместив, например, 10 млн. рублей в крупном банке, можно было легко рассчитывать на 600−800 тысяч рублей в год.

Может ли что-то серьезное и нехорошее, сопоставимое с августом 1998, случиться в этот раз? Ответ однозначный — может. С экономикой более-менее все нормально, страна выходит из карантина, очень низкая инфляция и ключевая ставка. Рубль и российские акции на привычных уровнях. Обвала на мировых площадках или краха какого-либо финансового института первой руки не ожидается. Но в этот раз мы столкнемся с уже известной и не до конца понятной угрозой.

«СП»: — Политической?

— Нет, я говорю про вторую волну пандемии, которую ждут в августе или сентябре. Она способна обрушить мировые рынки акций, нефть и валюты развивающихся стран, в том числе и России. Банк России и Министерство финансов РФ, конечно, обладают, очень значительными международными резервами, но тратят их, как известно, очень неохотно.

Так что вероятность нового финансового кризиса в августе действительно существует. Кризис, прежде всего, выльется в падение рубля, которое может составить 10−15%.

Экономический кризис

Названы сроки и причины наступления нового «черного августа» в России

Зюганов: Силуанов не тянет на товарища, дыра в бюджете 5 триллионов

Названо единственное условие роста реальных доходов россиян

Илон Маск вошел в пятерку самых богатых людей мира

Все материалы по теме (3584)

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.