Известно, кто выиграет от самого страшного кризиса

Известно, кто выиграет от самого страшного кризиса

На фото: экономист Майкл Хадсон (Фото: michael-hudson.com)

Я полагаю, что — как и любая иная система — экономика и финансовая система в США и, в более общем плане, на Западе могут получить какое-то наказание. Но должна быть некая «точка невозврата», после которой целые системы рушатся, как карточный домик.

Андрей Раевский: Мой первый вопрос двойной: а) Что это за «точка невозврата», и думаете ли вы, что мы ее достигли (или скоро достигнем)? И б) Каковы будут признаки того, что эта «точка невозврата» достигнута (или вот-вот будет достигнута)?

Майкл Хадсон: Точка невозврата наступит тогда, когда Федеральная резервная система и правительство прекратят оказывать помощь банкирам, рынкам акций и облигаций и позволят обрушиться реальным ценам на активы «свободного рынка», отразив сокращение «реальной» экономики. Будет иметь место распродажа без обещания ФРС быть последним покупателем.

Проблема заключается в том, что экономика никогда не сможет оправиться от обамовской депрессии (в результате его отказа списывать долги перед ведущими финансовыми институтами по ипотечным кредитам и другим долгам) до тех пор, пока оэкономика — держит на учете текущие долговые обязательства. Но комментарий Шилы Бэйр* по-прежнему остается в силе: «Все дело в держателях облигаций».

Поэтому я не ожидаю момента скорого наступления «точки невозврата». Но когда этот момент, наконец, наступит, то он будет внезапным, как и любой другой крах. Он может быть вызван тем, что какой-то банк или спекулянт совершат плохую сделку и окажутся не в состоянии оплатить — так, как лондонский офис AIG не смог сделать этого в 2008 году.

Тем не менее, кто бы мог подумать, что фондовый рынок продолжит расти, в то время как базовая «реальная» экономика будет резко сокращаться. Очевидно, что произошло разделение двух секторов экономики: финансового сектора, сектора страхования и недвижимости (Financial, Insurance and Real Estate, FIRE) с одной стороны и экономики производства и потребления — с другой.

Я думаю, что ФРС позволит крупным инсайдерам распродать (и даже заработать целое состояние на продаже акций и коротких облигаций), прежде чем они «отключат свет». Ключевым моментом является то, что крах экономики должен рассматриваться как возможность получения финансовой выгоды для крупных банков и финансовых спекулянтов.

А.Р.: Сейчас много говорят о больших корпорациях, но я хочу спросить вас о «маленьком парне» (как я и большинство наших читателей): Что мы можем сделать, чтобы подготовиться к возможному экономическому и финансовому краху? Например, считаете ли вы, что наши деньги находятся в безопасности в банках с застрахованными депозитами Федеральной корпорацией США по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC)? А может быть, это будет «банковский выходной» или даже полномасштабные «набеги на банки» — как то, что произошло в Аргентине? Должны ли мы взять свои сбережения и сохранить наличность? Или даже уйти в золото/серебро? Что вы рекомендуете для этого «маленького парня»?

М.Х.: Застрахованные FDIC депозиты безопасны. Они этого не отпустят, потому что это положит конец банковской системе.

Набегов в аргентинском стиле не будет, поскольку внешний долг той страны был деноминирован в долларах США, которых она не могла печатать. Но долги США выражаются в собственной валюте, которую ФРС и казначейство могут создавать по своему желанию.

Фондовый рынок будет двигаться зигзагами примерно в текущем диапазоне, пока не состоится падение. Самое безопасные инвестиции это вложение в казначейские ценные бумаги США. Золото тоже хорошо, но проблема в том, как уберечь его от кражи. Когда оно валюта, то его можно украсть.

Для ваших мелких инвесторов лучшая цель защитить себя — это выбраться из долгов (и держаться от них подальше), защитить свой дом и средства к существованию от того, что может стать планом жесткой экономии по типу третьего мира, в стиле МВФ, проистекающего из банкротства государственных и местных властей. (Избегайте покупки безналоговых государственных и местных облигаций.)

А.Р.: Насколько силен, по вашему мнению, нынешний кризис в финансово-экономическом плане? Некоторые говорят, что он будет (или уже) хуже, чем кризис 2008 года, 11 сентября или даже Великая депрессия. Согласны ли вы с этим, а если нет, то почему?

М.Х.: Нынешняя депрессия является худшей с 1930-х годов. Будет новая волна лишения права выкупа закладной — как на коммерческую недвижимость, так и на жилые дома. Проблема будет заключаться не только в «мусорных» ипотечных кредитах, но и в потере дохода от арендуемых магазинов, другой коммерческой недвижимости и жилья.

Мы находимся в конце 75-летнего подъема, который начался в 1945 году, когда война закончилась с небольшими долгами частного сектора и огромными сбережениями. Теперь ситуация полностью изменилась: долговые обязательства огромны, при этом большая часть населения экономит мало. Рост профицита экономики в настоящее время почти полностью расходуется на обслуживание долга, другие финансовые расходы и рентные выплаты сектору FIRE. Рантье-капитализм заменил промышленный капитализм.

А.Р.: Многие люди (и корпорации) теряют миллионы и даже миллиарды. Кто, по вашему мнению, больше всего выиграет от этого кризиса и как?

М.Х.: От кризиса выиграют финансовые и политические инсайдеры вместе с монополистами. Остальная часть экономики потеряет. Но состояния с наибольшей скоростью часто делаются во время кризиса. Как отметил Адам Смит, прибыль часто является самой высокой в тех странах, которые стремительно разрушаются. Но на этот раз ключом к успеху являются не прибыль, а «прирост капитала» из-за «надутых» банками цен на активы.

Короче говоря, эта финансовая игра была сфальсифицирована политическими инсайдерами и их финансовыми покровителями. Их временные рамки краткосрочные.

Автор: Андрей Раевский — публикуется под псевдоним The Saker — широко известный на Западе блогер. Родился в г. Цюрих (Швейцария). Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении постсоветских государств. Проживает во Флориде (США).

Майкл Хадсон (Michael Hudson) — американский экономист, профессор экономики Университета Миссури в Канзас-Сити и научный сотрудник Экономического института Леви при Бардколледже, бывший аналитик Уолл-стрит, политический консультант, комментатор и журналист.

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

* ведущий банковский регулятор США в период мирового финансового кризиса 2007−2008 годов

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.