Доллары разлетятся, как цветные бумажки

Доллары разлетятся, как цветные бумажки

Фото: imageBROKER.com/ Global Look Press

Осень — начало учебного года, необычного на этот раз. Коварный коронавирус не сдается, мутирует, меняет правила игры. Попытки их игнорировать кончаются «невыученными уроками», которые дорого обходятся человеку, обществу, стране: сокращается средний класс, малый бизнес, занятость, доходы, растут безработица и бедность. Коронавирусный ущерб мировой экономике до 2025 года оценивается экспертами в 35 трлн. долларов. Это больше, чем от любых предыдущих кризисов и торговых войн.

Теряют эффективность традиционные формы международного разделения труда, специализации, логистики, «цепочки добавленной стоимости», девальвируются правила ВТО, обостряется проблема соотношения национального и глобального в сторону примитивного протекционизма. Парадокс, но против глобализации западного образца работают созданные самим же Западом технологии типа «3D», цифровизация, искусственный интеллект, «Революция 4.0».

Что день грядущий нам готовит?

Аналитики предсказывают начало нового витка экономического кризиса не позднее конца этого года. Короткий подъем после коронавирусного обвала рискует перейти в спад из-за второй волны пандемии, «потребительского пессимизма» и исчерпания возможностей со стороны центробанков.

Читайте также

Доллары разлетятся, как цветные бумажки

Это подлое слово «подвоз»

Сергей Шаргунов о встрече с ходоками из села, где закрывают школу

Согласно только что опубликованному исследованию «Deutshe Bank», на смену эпохи глобализма идет «эра беспорядка», которая будет менять все: от экономики до образа жизни. При этом простая экстраполяция прошлых тенденций может стать самой большой ошибкой.

Наиболее разрушительный удар «Covid-19» наносит по устоям современного буржуазного общества, и без того сотрясаемого экономическими и социальными кризисами. Все больше экспертов вспоминают пророчество Карла Маркса об «исчерпании капитализма». Среди многочисленных сторонников смены парадигмы общественного развития и «буревестников» нового миропорядка, на наш взгляд, заслуживают внимания взгляды российского ученого, теоретика социальной философии, экономиста и инженера Александра Субетто.

Бессмысленно заниматься сегодня накопительством, на черный день, говорит он. Когда придет этот день, денежные сбережения разлетятся как «цветные бумажки» и первыми среди них будут доллары. Если же у вас есть накопления, вложите их во что-то реальное, действительно нужное вам и другим людям при запуске нового порядка. Наиболее перспективными вложениями будут расходы на повышение квалификации и образование. Субетто предлагает сюжет нового общества, как общества научно-образованного, как переход от истории конкуренции и стихии к обществу «кооперационному и управляемому».

При этом востребованы будут последние достижения науки и технологий — цифровизация, роботизация, искусственный интеллект и т. д., адаптированные к новым условиям. Результатом интеллектуальной кооперации станет «общественный интеллект» — антипод общества «естественного отбора». Общественный интеллект — единство сознания, науки и культуры, необходимое для развития и управления обществом. Образование и наука при этом станут главным механизмом воспроизводства. Они же — часть культуры, мировоззрения и памяти общества, а ядро культуры — система жизненных ценностей.

Наибольшей опасностью на этом пути, считает философ, остается «либеральный социальный вирус», которым Россию заразили еще 90-е годы американской прививкой Джеффри Сакса — «Вашингтонским консенсусом» и всеобщей деилогизацией. Последняя представляет собой ничто иное, как протаскивание идей американизма и борьбу с традиционными ценностями русской культуры и патриотизма. Другая опасность — «либеральный распад общества», начиная с культуры, по мере ее капитализации и так называемой рационализации. Ссылаясь на другого известного российского философа Юрия Осипова, Субетто подчеркивает, что для обретения национальной идеи, раскрывающей духовный потенциал и творческие возможности человека, необходимо соответствующее образование на основе традиций русской культуры.

Можно согласиться с изложенным, как с коротким резюме «Повестки будущего» и национальной идеи развития. В этом контексте известная трактовка национальной идеи как «русский деполитизированный патриотизм» выглядит упрощенной. Понятно, что до практической реализации философии Субетто-Осипова «дистанция огромного размера», но предлагаемые принципы вполне могли бы стать основой подготовки практических политических рекомендаций, в т. ч. в части достойных социальных гарантий.

Хочется быть при этом супероптимистом, как Михаил Делягин, утверждающий, что «через пять лет мы будем уже во всю строить новый мир. Будет другая реальность. Предстоит заново отстроить всю страну. На преображение России достаточно полгода нормальной социально-экономической политики. Результаты деятельности правительства ПримаковаМаслюкова (1998−99 гг. — Ю.П.) это лишний раз подтверждают» (ЯД. Vesmir, 05.09.20).

Но для такой перестройки, для ее начала, необходимо, как минимум, чтобы «Путин подрезал „элитные хвосты“» (М. Хазин). Нежелание России и Китая плясать под американскую дудку и поддерживать «этот режим за счет эксплуатации своих рынков» неизбежно ведет к тому, что российская элита должна быть очищена, все, кто хочет продолжать работать в интересах Запада, а не своей страны, должны покинуть свои места и уступить их более сознательным и ответственным людям. Все чиновники, бизнесмены, финансисты, для которых «солнце все еще встает в Вашингтоне», будут постепенно выводиться из системы управления Россией (deita.ru, 07.09.20)

Звучит и революционно, и миролюбиво. Но история, особенно, России, говорит о том, что власть добровольно никто, никогда не отдавал. И еще: экономист Хазин «забыл» включить в список властолюбцев представителей культуры и СМИ («четвертая власть»), играющих далеко не последнюю роль в попытках вестернизации России. Вспомните лозунг 20−30-х годов «С кем вы, мастера культуры?», а также «интеллектуальные пароходы», увозящие прозападную интеллигенцию на свою настоящую родину.

Судя по всему, пришло время, когда президент в состоянии приступить к «национализации элит», или, если хотите, к их «суверенизации», как в 2007 г. он заявил в Мюнхене о России, а затем последовательно проводил соответствующий внешнеполитический курс. И сегодня вряд ли кто-то сможет ему серьезно помешать сделать следующий шаг.

Культурная безопасность России и нравственная экономика

Если «театр начинается с вешалки», то строительство нового мира — социально ориентированного многонационального государства в России проще было бы начинать с культурно-образовательных реформ и «нравственной экономики». Тем более, что после разрушения СССР мы все еще (вот уже 30 лет) находимся, пользуясь терминологией ООН, в переходном состоянии, «in transition», означающем, что не все еще устоялось и что возможны любые институциональные перемены. Если посмотреть государственные программы развития культуры за последние 10−15 лет, включая майские (2018г.) Указы Президента, то все они ограничиваются выделением бюджетных средств для строительства или реконструкции материальных объектов культуры, практически ничего не предлагая для ее качественного развития. Так, из 10 пунктов культурной программы указ от 2018 г. лишь один, без расшифровки говорит о необходимости «укрепления российской гражданской идентичности на основе нравственных и культурных ценностей народов РФ» (!? — Ю.П.).

Вот почему заслуживают внимания наброски программы «Культурной безопасности России», предлагаемой редактором самого российского журнала «Отечественные записки» (издается с 1818 г.!), патентным поверенным Сергеем Шуловым, в его статье «Нравственная экономика и культура», публикуемой в сентябрьском номере «Международной экономики».

С началом реформ Михаила Горбачева во второй половине 80-х годов, считает автор, началось разрушение русской духовности, в т. ч. в рамках программ «Гласность» и «Перестройка». Критических значений оно достигло при Борисе Ельцине в 90-е: в течение нескольких лет были уничтожены все госпрограммы воспитания молодежи, а в систему образования введены действующие и сегодня образовательные схемы преимущественно американского или западноевропейского образцов, якобы как «новаторские». Началась массовая профанация искусства в угоду коммерческой выгоде, в обществе стали культивироваться накопительство и вещизм, а главным критерием жизненного успеха был объявлен материальный успех при явном пренебрежении социального равенства, духовности, общественной полезности. Очень точно о той поре сказал бард Юрий Визбор: «Все на продажу понеслось, и что продать, увы, нашлось».

Идеология капитализма — прибыль любой ценой — с тех пор стала доминантной. Шулов задается вопросом, а возможна ли другая экономика? И отвечает «Да, возможна». — Нравственная, кооперативная экономика, экономика для человека, а не ради прибыли, и она развивается в ряде стран. Сегодня у России есть исторический шанс отказаться от компрадорско-олигархической системы, не отвечающей ее национальным интересам, традиционным духовным ценностям и потребностям социального развития. Как известно, культура идет под руку с достатком.

Высшее руководство настойчиво направляет Россию на этот путь — построение социального государства, но зачастую распоряжения высшей власти на среднем и низовом уровнях ее вертикали либо искажаются, либо не исполняются вообще.

Нравственная экономика в России возможна и востребована[1], т.к. отвечает не только исторически присущей русскому народу «жажде справедливости», но и приоритетности развития личности, а не наживы. Отсутствие же социальной справедливости питает недоверие и неуважение к власти. Нравственность и справедливость — важнейшая особенность русской ментальности. Если мы хотим иметь нравственное общество, мы должны выстроить в первую очередь нравственную вертикаль власти. Здесь надежда на новое правительство и «буревестников перехода к госкапитализму с человеческим лицом», а конкретно на Белоусова и Борисова. Правда, пока наш государственный монополистический (Газпром, Роснефть и т. д.) капитализм не очень-то отличается от своего частного собрата.

Главной задачей Программы Культурной безопасности России является формирование общественной инициативы для построения системы творческого, законодательно оформленного продвижения традиционных нравственных и культурных ценностей народов РФ и прекращение доминирования массовой глобалистской культуры и глобалистски ориентированных средств массовой информации, разрушающих культурную и национальную идентичность российского общества.

Сохранение культуры и национальной идентичности сможет эффективно осуществляться только при непосредственном участии некоррумпированного государства через общественные инициативы просвещённых слоёв российского общества. А общественные инициативы — реализовываться взаимодействие творческих и общественных организаций и деятелей страны с тем, кто обладает правом законодательной инициативы для принятия законодательных актов, обеспечивающих приоритет развития традиционной российской культуры, государственно-общественный контроль за нравственным содержанием СМИ и культурных продуктов, внедрение программ патриотического воспитания молодёжи, соответствующих школьных и вузовских программ и культурно-просветительской работы с населением. В условиях противостояния с Западом такое прочтение национального наследия, включая вклад советской школы, становится стратегической задачей не только сбережения отечественной культуры, но и национальной безопасности страны.

Интернационализация образования

Согласно Субетто, механизмом воспроизводства «общественного интеллекта», основой управления и развития общества, является образование. Если расцвет национальной культуры — результат учета корневых традиций и ее сбережения от разрушительной идеологии «чистогана», то образование — еще и связующее звено с внешним миром, учет всего полезного, что может предложить мировая культура и экономика. Традиционно эти связи России развивались по двум конкурирующим направлениям: «западничество» как слепое подражание Западу или сотрудничество с Западом как взаимообогащающий процесс.

Исторический момент для России сегодня состоит в том, чтобы традиционная ориентация на Запад пополнилась альтернативой «разворота на Восток», как ответ на агрессивную информационную войну и санкционную политику Запада. Сотрудничество с Китаем, Индией, странами АТР набирает обороты и по своим масштабам уже сопоставимо с западным направлением. Вера в то, что «Запад лучше», т.к. там самые передовые технологии и много денег, или что он «сменит гнев на милость», имеет под собой сегодня минимум оснований. Достижения Китая, да и ряда других стран АТР в сфере высоких технологий (пусть изначально заимствованных у Запада), все чаще превосходят западные как по своей новизне (напр. смартфоны), так и масштабам. Сегодня Китай уже главный мировой экспортер высокотехнологичной продукции, значительно опережая США.

Читайте также

Доллары разлетятся, как цветные бумажки

Споткнулись об Солженицына

Ричард Семашков о тех, кому не понравилось его интервью с Алексеем Колобродовым

Разворот на Восток было бы полезно совершить и в сфере образования. Как отмечает Кирилл Тетерятников, известный юрист и экономист, в статье «Интернационализация образовательной политики РФ» («Международная экономика» № 9, 2020), «сегодня необходимо дальнейшее сближение российских и международных образовательных стандартов, как западных, так и восточных/азиатских, ориентированных на достижение целей устойчивого развития ООН».

Следует продолжать формировать имидж российского образования на западных рынках, привлекать студентов и преподавателей из вузов Западной Европы и США, сближать системы образования как залог возможного сотрудничества. Наряду с этим не менее актуальны активные шаги по продвижению наших образовательных услуг в странах Юго-Восточной Азии, разработка совместных программ российских, китайских, сингапурских, гонконгских и других вузов, особенно, в сфере естественных наук и ИКТ.

Претендующая на универсальность европейская Болонская система высшего образования, на которую до сих пор ориентируется наше Министерство высшего образования, объединяет всего 48 стран. Вот почему перспективно сотрудничество с такими вузами как Национальный университет Сингапура (27 место в рейтинге ТНЕ 2021 г.), Гонконгский университет (40 место) и ряд других. Лучший российский университет МГУ им. М.В. Ломоносова в этом рейтинге занимает 174 место.

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.