Америка готовится к новой Великой депрессии: экономика катится вниз

После 11-летнего непрерывного подъема, экономика США сошла с колеи и с ускорением покатилась под горку. Признаки грядущей рецессии уже давно маячили на экранах биржевых радаров, экономисты перечисляли тревожные индикаторы, но рыночные инветоры не обращали внимания на весь этот негатив и скупали ценные бумаги, делая ставку на «светлое будущее», когда акции компаний будут стоить еще дороже и можно будет их с выгодой продать. Но тут прилетел «черный лебедь» в обличье коронавируса, и экономика встала; соответственно, и биржевые котировки тоже пошли на спад.

Америка готовится к новой Великой депрессии: экономика катится вниз

фото: AP

На данный момент о подъеме в США уже никто не говорит. Пятипроцентное уменьшение ВВП в первом квартале 2020-го само по себе исключает «подъем». Экономисты спорят лишь о том, что нынче на дворе – рецессия или депрессия. В этом споре о терминах можно отталкиваться только от классических определений: рецессия – экономический спад как минимум два квартала подряд, депрессия – многомесячное падение ВВП плюс затяжная безработица в 20% или больше. Но постулаты классической экономики – вещь относительная. Подавляющее большинство (79%) экономистов, опрошенных финансовым интернет-порталом Bankrate, высказали мнение, что Америка уже находится в рецессии. Наличие рецессии отвергают 8% опрошенных, а 13% считают, что сегодняшняя ситуация – это уже не рецессия, а депрессия, первая со времен Великой депрессии 1929–1939 годов.

Две чаши весов

Свою оценку ситуации обнародовало на днях Национальное бюро экономических исследований США (NBER). Рецессию эта организация меряет не только по продолжительности спада, но и по его глубине и охвату секторов экономики. Да и выздоровление после рецессии – не такая простая и однозначная вещь, как может показаться. Технически рецессия считается оконченной, когда ВВП выходит из минуса в плюс; но, как указывает Скотт Браун, главный экономист финансово-инвестиционной фирмы Raymond James Financial, надо учитывать время, которое потребуется для возврата к дорецессионному уровню. Он прогнозирует, что после коронавирусного спада пройдет не один год, прежде чем американская экономика выйдет на показатели конца 2019 года.

Анализируя нынешнее состояние экономики США, телеканал бизнес-новостей CNBC тоже указывает на относительность понятий «рецессия» и «депрессия». Депрессия в истории человечества вообще случалась лишь однажды, хотя и была «Великой». Отдельные параметры нынешнего спада вызывают соблазн классифицировать его как депрессию, однако большинство экономистов сходится во мнении, что этот спад не дотянет до депрессии, так как продлится недолго. Эксперты полагают, что рецессия, в которую Штаты официально вступили в феврале этого года, уже в следующем году сойдет на нет. Подтверждение такого взгляда на экономические перспективы дает сюрприз американского рынка труда за май: неожиданно для всех прогнозистов, в американской экономике было создано 2,5 млн рабочих мест, и безработица упала с 14,7% до 13,3%.

Что касается гипотетической депрессии, эксперты указывают на основополагающие различия между тем, что обрушилось на индустриально развитые страны 80–90 лет назад, и тем, что мир переживает сегодня. На пике Великой депрессии, в мае 1933 года, безработица в США достигла отметки 25,6%, что почти вдвое превышает показатель мая 2020 года. Однако в этот раз настораживает скорость, с которой обрушился рынок труда.

За всю историю США безработица лишь дважды (не считая Великой депрессии) зашкаливала за 10% – в декабре 1982 года и в октябре 2009-го. Но никогда не было такого, как сейчас: с рекордно низкой дорецессионной отметки 3,5% до наступления нынешнего ужаса прошло всего лишь два месяца. Для сравнения: когда началась Великая депрессия, подобная негативная динамика растянулась на год с лишним.

Тогда и сейчас

Еще один отрицательный момент: по собственному признанию Бюро трудовой статистики американского минтруда, в период эпидемии коронавируса имела место значительная «неучтенка»: так, апрельская цифра реальной безработицы – это не 14,7%, а 19,7%, что уже похоже на депрессию, а не на рецессию.

На другой чаше весов – тот факт, что из общего числа американцев, потерявших работу, 73% уволены временно — отправлены в неоплачиваемый отпуск. Они надеются вернуться на свои рабочие места, когда их компании снова начнут работать в полную силу после отмены коронавирусных ограничений и восстановления потребительского спроса (не будем забывать, что на нем держатся две трети экономики США). В годы Великой депрессии все увольнения были окончательными. Да и за всю историю Америки был лишь один случай, когда удельный вес «временно уволенных» в общем показателе безработицы достигал двузначных цифр – 24,4% в июне 1975 года.

Экономисты указывают на одно крайне важное отличие нынешнего спада от Великой депрессии. Нынешний – не стихийное бедствие, а добровольное, рукотворное явление: он состоялся по воле правительств, которые в условиях пандемии закрыли значительную часть экономики во имя сохранения человеческих жизней. В 30-е годы прошлого века такой гуманизм был невообразим.

Общество, в котором жили современники Великой депрессии, было типичным «капитализмом со звериным оскалом». В нем не было оплачиваемых отпусков и больничных дней. Не было страхования банковских вкладов – когда банки банкротились, люди теряли всё. Не было государственных пенсий по старости и инвалидности, не было пособий по безработице и много чего еще, что появилось лишь после – и в результате – Великой депрессии.

Для борьбы с нынешней рецессией правительство США применяет (как это было и во время предыдущей рецессии 2008 – 2009 годов) целую обойму мер, призванных помочь рядовым гражданам, малому бизнесу и корпорациям. Продлены сроки получения пособий по безработице, увеличены их суммы, малый бизнес получает льготные кредиты, всем гражданам выплачиваются единовременные пособия и т.д.

Слово экспертам

Давайте послушаем, что говорят ведущие американские экономисты, которых опросил интернет-ресурс Bankrate:

Майк Фратантони, главный экономист Ассоциации ипотечных банкиров: «Внезапная остановка экономики в марте и масштабы нынешнего спада беспрецедентны. По итогам второго квартала, с большой степенью вероятности, будет одно из самых больших сокращений ВВП в истории. Мы, конечно, ожидаем, что рост экономики восстановится относительно быстро, однако глубина падения рынка труда и «похмелье» после социального дистанцирования, видимо, будут держать рост ВВП в минусе в течение всего третьего квартала. Вероятно, экономическая активность восстановится в большей степени в четвертом квартале. Но и это зависит от ситуации с ограничительными мерами в связи с коронавирусом».

Боб Хьюз, старший научный сотрудник Американского института экономических исследований: «Сокращение занятости, доходов населения и объемов производства указывают на рецессию: хотя продолжительность этого может быть невелика, но падение происходит на очень большую глубину».

Бернард Маркстайн, президент и главный экономист аналитической фирмы Markstein Advisors: «Совершенно явно экономика находится в рецессии вследствие необходимых мер в связи с нынешней пандемией. Термин «депрессия» я оставляю для исключительно долгого (три года и более) периода сокращенной экономической активности… и сохраняющейся длительное время высокой (двузначной) безработицы».

Джим Салливан, главный стратег по макроэкономике США, TD Securities: «Это будет короткая рецессия – какие-нибудь три месяца, – но невероятно жесткая».

Стивен Роуч, профессор Йельского университета, бывший председатель правления Morgan Stanley Asia: «США свободно пользовались поддержкой всего остального мира, обеспечивая себе непомерно высокий уровень жизни. В течение почти 60 лет мир жаловался, но ничего не делал в отношении этого. Эти дни миновали… Валюты создают равновесие между двумя силами – состоянием национальной экономики и тем, как за рубежом оценивают ее силу или слабость. Баланс смещается, и, похоже, близится крушение доллара…Согласно оценке Бюджетного управления Конгресса США, дефицит федерального бюджета вырастет в 2020 году до рекордного в мирное время показателя в 17,9% ВВП, а в 2021 году снизится до тоже немаленькой цифры – 9,8%. Падение всемогущего доллара наложится на пандемию COVID-19 и расовые беспорядки, что повлечет за собой очень тяжелые последствия для страдающей от недостатка сбережений американской экономики».

Достается всем, но не одинаково

Аналитики обращают внимание на тот факт, что спад в американской экономике в разной мере отражается на благополучии разных регионов страны. (Россия тоже хорошо знакома с неравномерностью влияния кризиса, с одной стороны, на мощные столичные и индустриально развитые области, а с другой – на слаборазвитые дотационные регионы юга и востока РФ). В теленовостях ABC News рассказывали, к примеру, о том, как пандемия разрушила экономику курортного гавайского острова Мауи. На курорте Каулуи в апреле безработица достигла 35% – рекордный для США показатель.

Агентство Reuters приводило другой пример – штат Северная Дакота, который до недавнего времени был витриной американской сланцевой нефтедобычи. Как на дрожжах, росло не только производство нефти, но и все остальное, простимулированное «черным золотом». Теперь губернатор Даг Бургум говорит об «экономическом Армагеддоне» и требует от всех ведомств штата сократить расходы. Больше половины буровых скважин заглушены; владельцы земли, на которой велась нефтегазодобыча, потеряли 85% дохода – ренты от земельных прав; гостиницы недосчитались 80% своих постояльцев; поступления в бюджет штата сократились на 53%.

Помимо нефтегазового сектора, большие потери несет сельское хозяйство штата: торговые разборки Трампа с Китаем нанесли серьезный удар по сбыту американской сельхозпродукции. Аналогичные проблемы наблюдаются в других штатах, благосостояние которых зависит от добычи полезных ископаемых и сельхозяйственного производства, – Оклахомы, Аляски, Нью-Мексико и др.

Ну а центры высоких технологий, финансов, шоу-бизнеса и прочих «умных услуг» – Калифорния, Массачусетс, Нью-Йорк – менее уязвимы для пагубных последствий кризиса, чем сырьевые и аграрные штаты, а также производители автомобилей и самолетов (штаты Мичиган и Вашингтон), спрос на которые резко упал и неизвестно, когда вернется к былым позициям.

Прилетит ли второй «черный лебедь»

Здесь к месту провести параллель с Россией, зависимость которой от добычи минерального сырья слишком хорошо известна. Эта зависимость делает ее более уязвимой для кризиса, чем диверсифицированные экономики Европы, Америки или Японии. 40% бюджетных поступлений за счет нефти и газа – это серьезная ахиллесова пята. Спрос на углеводородное сырье восстановится после пандемии (а она еще не закончилась) не скоро…

Все эти прогнозы и рассуждения экспертов, однако, могут оказаться столь же несостоятельными, как радужные предсказания инвестиционного банка Goldman Sachs в самом начале этого года, – банк считал рецессию в США невероятным сценарием. Сейчас этот сценарий стал реальностью.

То, что может опрокинуть прогнозы, – беспорядки в США и других странах, которые носят все более разрушительный характер. К борцам за расовую справедливость примазалась целая армия экстремистов и уголовников – так же, как это было в разгар движения «Occupy Wall Street», только масштабы сейчас крупнее. Подобное развитие событий не сулит ничего хорошего ни американским городам, ни экономике США. Это – второй «черный лебедь». Он парит уже и над Европой, но, скорее всего, пролетит мимо России. Но радоваться нам не приходится. Хотя сейчас ряд экономик мира начал открываться после коронавирусного локдауна, МВФ не видит оснований для оптимизма — напротив, Фонд предсказывает ухудшение ситуации.

«Впервые с Великой депрессии, 2020 год станет годом рецессии и для развитых экономик, и для развивающихся. Июньский апдейт глобальной ситуации, очевидно, покажет негативные цифры роста, которые будут даже хуже, чем предыдущие оценки», — говорит Гита Гопинат, главный экономист МВФ.

Фонд считает, что нынешний кризис («Великий локдаун») будет «непохож ни на что-либо, виденное прежде».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.