Warning: getimagesize(/wp-content/uploads/a1f61e1be8a3c137c291f535af967065.gif): failed to open stream: No such file or directory in /home/ih382049/izvestia.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

Принято считать, что инвестор – бездушная машина. Но это не так: рассказываем об эмоциональных финансах

Принято считать, что инвестор – бездушная машина. Но это не так: рассказываем об эмоциональных финансах

Эмоциональные финансы основаны на психоаналитическом понимании человеческого разума и динамических психических состояний, объясняя как бессознательные процессы влияют на инвестиционные решения.

Что такое эмоциональные финансы?

Этот методологический подход, разработанный Ричардом Таффлером и Дэвидом Такеттом, рассматривают как вызов традиционным и поведенческим финансам.

  • Дэвид Такетт – профессор и директор Центра изучения неопределенности принятия решений при UCL, научный сотрудник Института психоанализа.
  • Ричард Дж. Таффлер – британский ученый, экономист, профессор финансов и бухгалтерского учета в Warwick Business School. Эксперт в области поведенческих финансов.
  • Традиционная финансовая теория предполагает, что инвестиции – рациональный процесс, и инвесторы делают непредвзятые прогнозы относительно будущего. Поведенческие финансы утверждают, что инвесторы ведут себя иррационально и предвзято. Но и те и другие, не уделяют внимания тому, как бессознательные процессы управляют поведением на фондовом рынке и влияют на принятие финансовых решений.

    Эмоциональные финансы изучают эмоции, которые осознаются и, что более важно, те, которые нами не осознаются, но играют ключевую роль при принятии инвестиционных решений.

    Подход Таффлера и Такетта – по сути, применение кляйнианского психоанализа к финансовым рынкам. Мелани Кляйн, влиятельный британский психоаналитик, положила начало новому направлению психоаналитической мысли, постулировав исключительное значение младенческого опыта и раннего детства в формировании эмоционального мира взрослого человека.

    Психоанализ рассматривает мысли, создаваемые чувствами, как два типа: приятные, возбуждающие и неприятные, болезненные, вызывающие тревогу или провоцирующие потери.

    Эмоции и инвестиции

    В исследовательской статье «Эмоциональные финансы: инвестиции и бессознательное» Таффлер показывает как инвесторы вступают в бессознательные эмоциональные отношения со своими акциями. Они любят их и ненавидят. Такие сильные эмоции часто доминируют в инвестициях.

    Инвестиционные решения вызывают чувство возбуждения и удовольствия от воображаемой будущей выгоды, и беспокойство и неудовольствие от возможной будущей потери.

    Инвестор входит в эмоциональную привязанность, сознательную или нет, к акциям или другим активам, что может привести как к возбуждению, так и к боли. Он становится зависимым от будущей цены, которая по своей сути является неопределенной. Желание и надежда, что акции пойдут вверх приятные и возбуждающие, но подводят инвестора к мысли о потере, что вызывает беспокойство. Домыслы и бессознательное возбуждение помогают стимулировать инвестиционное поведение.

    Эмоциональные финансы описывают, как инвестирование в фондовый рынок порождает эмоции, которые испытывают играющие в азартные игры, и определяемые в психоаналитических терминах как иллюзия власти и контроля для защиты от беспомощности.

    Важно отметить, что приятные и неприятные чувства возникают одновременно, что приводит к субъективно болезненному эмоциональному конфликту или амбивалентности. Этот конфликт между противоположными эмоциями разрешается бессознательным подавлением или отрицанием негативных чувств. А вера в то, что мы когда-либо сможем научиться быть рациональными, является защитой от присущей финансовым рынкам неопределенности.

    Непредсказуемость финансовых рынков неизбежно вызывает беспокойство. Инвесторы не могут с какой-либо степенью точности предсказать результаты своих инвестиционных решений. Это приводит к тревоге, которую часто подавляют.

    Эмоциональные финансы также основываются на психоаналитическом понимании динамики группы, рассматривающей рынки как большие группы со своими эмоциями, фантазиями и коллективным поведением. Группы также имеют тенденцию вовлекаться в борьбу или бегство, что объясняет рост, а затем взрыв пузырей.

    Признается важная роль иллюзии в инвестициях – субъективной реальности «внутреннего мира», мира бессознательных фантазий и желаний, очень отличающейся от материального мира внешней реальности и реальных фактов.

    Эмоциональные финансы и пенсионные накопления.

    Причины, по которым люди часто не могут адекватно инвестировать и откладывать на пенсию, могут быть объяснены эмоциональными финансами с точки зрения нежелания признать последствия старости и плохого здоровья.

    Бессознательная защита может помешать принятию соответствующих решений по пенсионному планированию.

    Эмоциональные финансы и значение доверия.

    Вся человеческая деятельность пронизана доверием – способностью, основанной на безопасности раннего младенческого опыта, безопасных детско-родительских отношений, физической и эмоциональной зависимости.

    Однако существуют неизбежные и часто бессознательные конфликты между доверием и подозрением, между потребностью и связанной с ней тревогой по поводу того, что нас обманут или подведут, что воспринимается как угроза.

    Потребность в доверии и заверениях объясняет, почему управляющие инвестиционными фондами уделяют так много внимания встречам с менеджерами компаний, в которые они планируют инвестировать.

    Без способности доверять инвестиции невозможны. Инвестировать – значит доверять. Способность доверять, это когда «незнание» результата порождает убежденность в необходимости вложить деньги в актив или акции.

    Эмоциональные финансы и инвестиционная деятельность

    Управляющие фондами работают в крайне эмоционально заряженной среде и должны вступать в амбивалентные объектные отношения с активами, которые они покупают и продают. Беспокойство и отрицание преобладают в попытках разобраться в том, что они делают.

    Непредсказуемая среда, в которой вынуждены работать управляющие фондами, и высокие требования, предъявляемые к ним, приводят к эмоциям, которые непрерывно колеблются между возбуждением (удовольствием) и тревогой (неудовольствием).

    Чувства доверия, надежды и любви (влечения) постоянно противопоставляются чувствам беспокойства, разочарования, страха и ненависти. Обычные модели риска также служат психологической защитой от неопределенности и вытекающего из нее «реального» риска тревоги и беспомощности.

    За исключением упоминания о жадности, страхе и неприятии потерь, другие эмоции, как правило, рассматриваются в профессиональных кругах инвесторами как опасные признаки слабости, источники смущения и беспокойства.

    1. Эмоции вызваны убеждениями. Инвестор сожалеет об инвестиционном решении, потому что считает, что плохих результатов можно было избежать.
    2. Эмоции связаны с чем-то. Объектом эмоции обычно является когнитивный антецедент. Например, неэффективное вложение — объект сожаления инвестора.
    3. Физиологическое возбуждение. Эмоции сопровождаются изменениями гормонального фона и вегетативной нервной системы. Сожалеющий об этом инвестор может почувствовать боли в животе или депрессию.
    4. Физиологические выражения. Выражение лица, поза, походка, интонация голоса и внешний вид. Опечаленный инвестор может казаться бледным, с опущенными плечами.
    5. Валентность. Эмоции можно оценить по шкале удовольствия с одной стороны и боли с другой. Валентность, или переживание удовольствия в сравнении с болью, означает счастье или несчастье. Скорбящий инвестор явно недоволен плохими инвестиционными результатами.
    6. Эмоции связаны со склонностью к действию. Сожалеющий инвестор может предпринять действия, чтобы не столкнуться с аналогичными инвестиционными решениями или ситуациями.

    Эмоции занимают центральное место в мышлении и опыте, и особенно важны для принятия надежных и точных решений. Это не досадная помеха, а развитая способность, которая позволила людям выжить, потому что позволяет быстро и бережно обрабатывать повседневные ощущения, придавать смысл и цель человеческой деятельности.

    Другими словами, мысли, чувства и действия неразрывно связаны как на ментальном, так и на биохимическом уровнях. В свете этих данных попытки рассматривать решения, основанные на эмоциях, как слабые или иррациональные, не просто устарели, но и серьезно вводят в заблуждение. Когда мы думаем, мы чувствуем. Любая попытка обойти чувства или игнорировать их может привести к плохим результатам при принятии решений.

    Как это применяется на практике?

    Будет полезным раскрыть чувства, испытываемые на финансовых рынках, откровенно и осознанно обсудить и включить их, где это уместно, в теорию и практику. Профессиональные инвесторы знают, что в повседневном опыте преобладает неопределенность и информационная неоднозначность, и что инвестирование – это по сути своей эмоционально возбуждающий процесс.

    Страх или смущение перед эмоциями и интуицией, вероятно отражает то, как подобные вопросы рассматривались до этого в научной финансовой литературе. Это преобладание старого образа мышления, и неверных представлений о психологии и эмоциях.

    Признавая жизненно важную роль эмоций во всей инвестиционной деятельности, управляющие капиталом могут лучше справляться с сильным давлением, в котором им приходится работать. В результате они принимают более обоснованные инвестиционные решения.

    Понимание эмоциональных финансов также может быть применено для объяснения пузырей ценообразования на активы и финансовых кризисов, включая пузырь доткомов в конце 1990-х годов и глобального финансового кризиса 2008 года.

    Теория эмоциональных финансов может применяться на практике для улучшения понимания инвестиционного поведения.

    Источник

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.