Warning: getimagesize(/wp-content/uploads/96b7605625f41a27d60814bd27273706.gif): failed to open stream: No such file or directory in /home/ih382049/izvestia.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

Почему российские суды не такие, как в США? И почему в России не смог бы работать Фрэнк Каприо?

Почему российские суды не такие, как в США? И почему в России не смог бы работать Фрэнк Каприо?

Суд – это одна из трех ветвей власти, он независим и обладает широкими полномочиями. В России около 34 тысяч судей, но они почему-то совсем не похожи на тех, кого показывают в зарубежных фильмах, сериалах и телепрограммах. Кто-то считает, что идеал судьи – Фрэнк Каприо из США, который прославился на весь мир своим нестандартным подходом к наказанию мелких нарушителей. Мы разобрались, как устроена работа судей и почему реальность совсем не похожа на телепрограмму.

Кто они – российские судьи?

От профессионализма и непредвзятости судьи зависит не просто исход дела – от него зависят судьбы многих людей. При всем этом судейское сообщество в России закрытое, хоть некоторые истории (вроде «золотой» судьи Хахалевой) прорываются наружу. Судей принято критиковать за все – их обвиняют и в коррумпированности, и в обвинительном уклоне судебной системе, иногда – в неприязненном отношении к сторонам дела, и во многих других провинностях.

В действительности все оказывается немного не так. Судья – это, в первую очередь, человек, работающий по 80 часов в неделю за относительно высокую зарплату. Из-за огромной нагрузки и жесткого контроля для судей закрыты многие возможности, которые есть у других юристов. С другой стороны, судья – это человек на пожизненном обеспечении от государства, поэтому многие просто терпят.

Путь в судьи обычно начинается с юридического образования (что логично) и работы либо в силовых органах, либо в аппарате суда. Что интересно, в судейском сообществе России примерно 2/3 – это женщины. Дело в том, что самый простой путь в судьи – это проработать 5 лет секретарем или помощником судьи, после чего сдать квалификационный экзамен. Работа помощником или секретарем – это огромная нагрузка (почти как у судьи) с зарплатой в 15-17 тысяч рублей.

Судебная власть – одна из трех ключевых ветвей (наряду с законодательной и исполнительной). Это означает, что судьи не подчиняются ни правительству, ни Госдуме – кадровые решения формально принимает президент России. Желающим поработать судьей нужно соответствовать нескольким критериям:

  • возраст – старше 25 лет;
  • опыт работы по специальности – не менее 5 лет;
  • отсутствие судимостей (проверяют в том числе и родственников);
  • нормальное психическое здоровье.
  • Когда в суде появляется вакансия судьи, на нее принимают заявки от кандидатов, которые сдают экзамен. Потом их проверяет квалификационная коллегия, они проходят собеседование, получают рекомендацию от коллегии в Верховный суд, который просит президента назначить судью.

    На практике основную роль в поиске кандидатов в судьи играет председатель суда – его рекомендация дает 96%-ную гарантию трудоустройства. Еще, по некоторым данным, на процесс трудоустройства судей имеют влияние представители силовых органов (прокуратура и ФСБ имеет негласное право вето при назначении судей).

    Как результат, 84% российских судей – это бывшие госслужащие и силовики. Больше всего из них сотрудников аппарата (те самые помощники и секретари), также в судьи идут из прокуратуры и адвокаты. Фактически за последние 3 года половина судей – это женщины, устроившиеся на эту работу после долгой работы в аппарате суда.

    Старт карьеры судьи – это мировой или районный суд. Понятно, что в мировом суде чуть меньше ответственность (там рассматриваются иски стоимостью до 50 тысяч рублей), но и меньше зарплата. Из мирового судьи можно дослужиться до судьи районного суда, но пройти выше уже сложно.

    Зарплаты в судебной системе разные:

  • судья мирового суда со стажем в 3 года будет зарабатывать чуть больше 70 тысяч рублей;
  • судья районного суда – около 140 тысяч рублей;
  • судья высшего суда первого класса с большим стажем – почти 240 тысяч рублей;
  • глава Верховного суда – около миллиона рублей в месяц.
  • Еще судьи получают право на пожизненное содержание государством – это примерно средняя зарплата судьи такого же ранга. А на пенсию можно уйти всего через 20 лет работы судьей. То есть, получив высшее образование в 22 года, став судьей спустя 5 лет работы в аппарате, можно выйти на пенсию в 47 лет и получать очень высокую пенсию.

    Но что касается профессиональных качеств судей, все зависит от конкретного человека. Как говорит адвокат Дмитрий Тылту, судьи в регионах часто куда более внимательны к участникам процесса и лучше вникают в суть дела, чем их коллеги из столицы. Например, хороший судья попытается выяснить у сторон, как отразится на них взыскание штрафа, он готов изучить специфику спора и выслушать третьих лиц. С другой стороны, все может испортить организация их работы – бывает так, что судье на день назначается по 50-60 заседаний, и их физически невозможно провести так, как следует.

    Отсюда – обвинения в том, что судьи преимущественно поддерживают сторону обвинения (если речь идет об уголовных делах), отказывают в ходатайствах, и не воспринимают любые действия защиты. Но есть ли у них альтернатива в сложившейся судебной системе?

    Может ли Фрэнк Каприо стать примером для судей?

    В пример российским судьям часто ставят судей в других странах – они, как кажется, могут принимать более справедливые решения, их уважают за авторитет, а решения написаны более простым языком. Примером для судей иногда называют Фрэнка Каприо.

    Это судья из небольшого американского города Провиденс в штате Род-Айленд, который рассматривает мелкие правонарушения. Известен он стал благодаря тому, что заседания с его участием больше 20 лет транслировало местное телевидение, а потом ролики попали на YouTube, где их увидели уже сотни миллионов человек.

    Фрэнк Каприо работает судьей с 1985 года, и успех его программы, по мнению многих, в человечности – часто он снижает сумму штрафа или вообще отпускает нарушителей без наказания. Он рассуждает о том, что суду нужен человеческий элемент и говорит, что всегда лучше ошибиться в сторону человека, чем в сторону государства.

    Почему российские суды не такие, как в США? И почему в России не смог бы работать Фрэнк Каприо?

    Правда, подход Каприо было бы практически невозможно представить в России, отметили опрошенные нами юристы. Так, американская система правосудия не похожа на российскую, а сам Каприо рассматривает дела с незначительными наказаниями – вроде штрафов в 20 долларов за превышение скорости или неправильную парковку, говорит юрист Игорь Валуев.

    Он отмечает, что справедливый судья – это не тот, кто избавляет от наказания тех, кого ему жалко или для кого этого требует общество. Да, если нарушитель приносит пользу обществу – это смягчающее обстоятельство, но никак не повод полностью освобождать нарушителей от ответственности. Более того, суд должен иметь моральные силы применять закон – даже когда судья по-человечески склонен этого не делать.

    И еще один момент, рассмотрение дел в «формате Каприо» – процесс длительный, а судьи обычно сильно загружены. Следовательно, рассмотреть все дела так не получится – и, например, в России большая часть штрафов выписывается вообще без участия судей.

    Что интересно, в США и других странах подходы к работе судей разные:

  • в странах с прецедентным правом (США, Канада, Великобритания) должность судьи – вершина карьеры юриста. Туда попадают после долгой работы прокурором или адвокатом, поэтому стать судьей удается в возрасте старше 40 лет. Тут нет никаких судебных клерков – это вообще отдельная профессия;
  • в европейских странах с континентальным правом (Франция, Испания, Швеция, Нидерланды и т.д.) престиж должности уже не такой – судьей можно стать раньше, а процесс отбора забюрократизирован;
  • в постсоветских странах еще сказывается тот факт, что в переходный период должность судьи была не самой популярной.
  • Кстати, такой высокий процент женщин среди судей (в России около 66%, а в Латвии – 79%) тоже связан с невысоким престижем такой должности и низкой зарплатой – мужчины-юристы предпочитают более высокооплачиваемую работу в адвокатуре.

    Как видим, то, как работает судья, часто определяется самой судебной системой – если в США судья действительно очень уважаемый человек, то ближе к России ситуация может быть уже не такой.

    Возможен ли опыт США в России?

    Как уже было сказано, разные системы судопроизводства диктуют разный подход к рассмотрению дел. Прецедентное право позволяет американским судьям руководствоваться не только собственно нормативно-правовыми актами, но также опираться на судебные прецеденты (которые могут сильно различаться) и юридические доктрины. В России же право беспрецедентное – то есть, судья принимает решение, руководствуясь нормативно-правовыми актами. У обеих систем есть свои плюсы и минусы, и они определяют то, как себя ведет судья в процессе.

    И пытаться внедрять американский подход в российскую судебную систему – не лучшая идея. Так, генеральный директор юридической компании Владислав Линецкий считает, что слишком снисходительного судью вроде Фрэнка Каприо нельзя допускать до рассмотрения уголовных дел – там судья обязан быть максимально беспристрастным и оценивать факты по существу, ведь такие дела напрямую связаны с жизнью и здоровьем человека и суверенитетом государства.

    Другая особенность – принципы процессуального законодательства. Как отмечает адвокат Константин Кудряшов, в России судья не может назначить наказание за административное правонарушение меньше, чем установленный законом низший предел (тогда как по уголовным делам это возможно).

    А еще, говорит Игорь Валуев, такой судья в российских реалиях получил бы отвод из-за его поведения – он фактически заменяет собой и сторону обвинения, и сторону защиты, к тому же делая упор на защите. И если в административных делах такой подход можно допустить (пусть и условно), то в уголовных делах есть пострадавшая сторона – и это тоже живые люди.

    Поэтому вердикт однозначный – каждый судья должен находиться на своем месте. Конечно, некоторые российские судьи могут вести себя некорректно со сторонами дел, они могут необоснованно отказывать в ходатайствах, но все их действия не могут выходить за рамки законодательства, а любые попытки вольно трактовать законодательства – путь к отстранению с должности.

    Чего не хватает российским судьям

    Тем не менее, назвать российскую судебную систему идеальной тоже нельзя. Чаще всего ей в вину ставят низкий процент оправдательных приговоров – в среднем один судья выносит оправдательный приговор раз в несколько лет. Но и тут нужно учитывать особенности судопроизводства, когда заведомо слабое дело разваливается на стадии следствия и не попадает в суд. С другой стороны, явный уклон в сторону позиций обвинения все же есть.

    В реальности выходит сложная ситуация: адвокат борется за подзащитного не с прокурором, а с тем, что смогло собрать следствие. Судья понимает, что к подготовке каждого дела причастны многие должностные лица, и, если вынести оправдательный приговор – окажется, что они все одновременно в чем-то ошиблись.

    Еще одна причина связана с рассмотрением дел – подавляющее большинство рассматривается в особом порядке, когда подсудимый признает вину, а задача судьи – не разбираться в обстоятельствах дела, а назначить подходящее наказание.

    Возможно, ситуация будет постепенно меняться – в практику снова входят суды присяжных, которые оправдывают подсудимых в 20-50% рассматриваемых дел. Но пока ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных можно лишь по ограниченному перечню статей, который, правда, обещали расширить.

    Что касается желаемых перемен в судебной системе, юристы называют несколько пунктов:

  • персональная ответственность судей за неправосудные решения – причем это должно быть не просто статьей закона, а действующим инструментом;
  • снижение нагрузки на судей – сейчас на одного судью могут приходиться десятки дел каждый день, разобраться в которых невозможно за этот срок. У судьи должно быть достаточно времени, чтобы вникнуть во все обстоятельства дела и принять верное решение;
  • как считает Константин Кудряшов, судьями следовало бы назначать людей, имеющих опыт в разных сферах деятельности (как тот же Фрэнк Каприо, работавший разносчиком газет и молочником). Кстати, судьи из числа бывших адвокатов на 22% реже выносят приговоры с наказанием в виде лишения свободы;
  • сторонам дела тоже следует относиться к судебным процессам более серьезно – иногда дела затягиваются из-за некомпетентности или некорректного поведения одной из сторон.
  • Правда, более серьезны те проблемы, о которых не принято говорить вслух – «телефонное право», институт «кураторов», давление на судей и «зачистка» неугодны. Но чтобы исправить эти проблемы, нужны куда более глубокие реформы.

    Мнения экспертов издания по этой теме:

    Не найден тег

    Источник

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.