Warning: getimagesize(/wp-content/uploads/cd52ebd4698dfd71aa7d7d65416b64c7.gif): failed to open stream: No such file or directory in /home/ih382049/izvestia.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

Импортозамещению в России почти 7 лет. Что за этот срок удалось сделать, а что не удалось?

Импортозамещению в России почти 7 лет. Что за этот срок удалось сделать, а что не удалось?

Несколько лет назад импортозамещение было одним из основных трендов российской политики. Сейчас страсти поутихли, но программу никто не отменял. Тем временем импортозамещение все оценивают по-разному – кто-то говорит, что бизнес чувствует себя неплохо, а кто-то критикует за рост цен. Мы оценим, что было сделано с запуска первой программы в 2012 году, и как изменилась ситуация у отечественных производителей за последние годы.

Что вообще включало в себя импортозамещение

О том, что России нужно производить товары, ввозимые из-за границы, начали много говорить только с 2014 года в связи с известными событиями. Но на самом деле политика импортозамещения имеет более долгую историю. Проблема зависимости от импортных товаров появилась еще в 90-е годы – как считают экономисты, всему виной стал переход от производства продукции с высокой добавленной стоимостью к продукции с высокой рентабельностью. Слишком сильное «увлечение» импортом бьет и по платежному балансу – особенно если экспортные товары дешевеют.

Более-менее системно решать проблему начали еще с 2012 года – то есть, как минимум за 2 года до Крыма и санкций. Тогда была принята Государственная программа развития сельского хозяйства на предстоящие 7 лет. Но в итоге программу пришлось пересмотреть – случились всем известные события, против России ввели санкции, а Россия ответила на них контрсанкциями (ведь отсутствие импортных продуктов – это запрет со стороны России, а не запада).

В правительстве начали усиленно готовить почву под программу импортозамещения: приняли новую версию программы, а в 2015 году создали специальную Правительственную комиссию по вопросам импортозамещения.

Что такое импортозамещение, и так понятно – это такая политика, при которой ввозимые из-за рубежа товары (или объекты интеллектуальной собственности) постепенно замещается тем, что произведено внутри страны. Импортозамещение преследует две основные цели:

  • снизить зависимость от импорта (что в будущем смягчит политические и валютные риски);
  • за счет запуска новых производств и модернизации уже имеющихся обеспечить устойчивый рост разных секторов экономики.
  • Обеспечить все это можно как искусственными ограничениями (заградительные пошлины или полный запрет на ввоз ряда товаров), так и стимулированием национального производителя (льготные кредиты, упрощенная сертификация, более простой доступ на рынок). В России с переменным успехом применяются оба метода.

    На практике программа импортозамещения в России активнее всего реализуется в нескольких сферах:

  • сельское хозяйство. В 2014 году оказалось, что Россия закупает за рубежом слишком много продовольствия – и часто в ущерб национальному производителю. Поэтому были введены контрсанкции, запретившие продукты из многих стран, в дополнение к этому государство поддержало отечественных сельхозпроизводителей. Это были и льготные кредиты, и субсидии, помогло и закрытие российского рынка от импорта;
  • машиностроение. Несмотря на наличие серьезных машиностроительных производств, достаточно много промышленного оборудования и другой сложной продукции закупалось за границей. Здесь серьезных импортных ограничений не было, все свелось к активной поддержке производителей со стороны Минпромторга;
  • информационные технологии. Создан реестр отечественного ПО, на него буквально в принудительном порядке переводят государственные учреждения, образование, медицину и другие сферы. К тому же развивается и производство «железа» – уже есть российские процессоры («Байкал», «Эльбрус»), правда, производятся они пока еще за границей;
  • государственные закупки. Закупки стали одним из важных пунктов импортозамещения – правительство может буквально в ручном режиме управлять ограничениями на закупку товаров государственными учреждениями. Например, со второй половины прошлого года российские больницы могут закупать только российские средства индивидуальной защиты (маски и все остальное).
  • Программа по импортозамещению пока не выполнена, периодически правительство сдвигает сроки ее окончания по отдельным направлениям и пересматривает условия. Пока основной вопрос ко всему этому – финансирование. Как рассказывает доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Мария Ермилова, государство участвует в финансировании проектов импортозамещения в разных форматах:

    Основное, что было выделено в программе – это процедура финансирования отраслей. Основными формами являлись софинансирование, субсидирование, гранты, льготное кредитование и иные преференции, которые могли бы способствовать развитию отраслей.

    Отдельно стоит отметить проектное финансирование. Этот инструмент – достаточно новый для российской практики, предполагалось, что направляться такое финансирование будет на проекты стоимостью свыше миллиарда. Поскольку инвестиционные проекты в промышленности, да и в сельском хозяйстве могут быть достаточно капиталоемкими, внедрение такого инструмента в практику предприятий было обоснованным.

    Мария Ермилова, к.э.н., доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова.

    С 2018 года основные программы развития в России включили в национальные проекты, поэтому финансирование импортозамещения теперь идет по конкретным направлениям.

    Но вот другой вопрос – насколько это все было целесообразно – возникает в 2021 году все чаще.

    Насколько все получилось?

    Импортозамещение – процесс длительный. Так, Россия отказалась от яблок из Польши, но чтобы нарастить производство своих, нужно несколько лет. Как минимум, чтобы выросли плодовые деревья, как максимум – чтобы создать или восстановить всю сопутствующую инфраструктуру. Но с момента крымских событий прошло уже 7 лет, а программа импортозамещения существует больше 6 лет – так что времени, чтобы дать хотя бы промежуточную оценку результатам, прошло уже достаточно.

    На официальном уровне программу импортозамещения, конечно же, называют успешной – как минимум, об этом рассказывает пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. При этом чиновник посетовал на страны, которые ввели санкции – если бы не это, Россия не вводила бы ответные меры, а российские производители могли бы конкурировать с иностранными.

    Тем временем, экспертные оценки показывают – больше всего от санкций (то есть, контрсанкций) выиграли сельхозпроизводители и представители IT-сферы.

    Например, производство продуктов питания по годам показывает, что однозначного тренда нет – по большинству позиций производство выросло, но по каким-то есть спад. С другой стороны, рост совсем не такой, как обещали чиновники на старте программы:

    2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020
    Мясо крупного рогатого скота (свежее) 220 190 178 199 185 203 195 205 227 242 248
    Свинина (свежая) 755 815 942 1232 1438 1655 1947 2171 2415 2491 2788
    Мясо и субпродукты пищевые домашней птицы 2774 3028 3405 3610 3979 4340 4464 4839 4877 4840 4768
    Изделия колбасные 2439 2486 2533 2502 2475 2445 2436 2259 2282 2282 2361
    Рыба живая, свежая или охлажденная 1151 1395 1399 1461 1168 1176 1341 966 1001 954 968
    Филе рыбное мороженое 71,7 86,2 94,3 108 110 123 141 146 155 163 174
    Замороженные овощи и фрукты 24,5 38,4 40,2 45,3 45,8 55,4 71,7 62,6 55,9 83,7 100
    Фрукты, ягоды и орехи сушеные 3,5 3,8 4,1 10,1 12 12,2 11 15,6 16,8 22,2 24,7
    Молоко 4944 4926 5267 5386 5349 5449 5569 5390 5457 5425 5514
    Сливки 80,6 83,4 95,2 103 115 121 125 133 150 163 188
    Творог 377 383 396 371 387 416 410 486 501 469 491
    Масло сливочное 210 217 214 225 250 256 251 270 267 269 282
    Сыры и продукты сырные 437 432 451 435 499 589 605 464 467 540 566
    Продукты кисломолочные 2388 2318 2430 2521 2520 2445 2492 2896 2819 2793 2751

    А как подсчитали независимые эксперты, за 8 лет с начала программы импортозамещения государство практически не удалось достичь поставленных целей – например, импорт молочной продукции сократился на 20% (хотя должен был сократиться на 30%), а по импорту овощей сокращение составило 27% вместо запланированных 70,3%. Россия по-прежнему остается нетто-импортером овощей и фруктов (и связано это больше с климатом).

    Тем не менее, даже в Национальном рейтинговом агентстве отмечают – достижения в российском импортозамещении есть:

  • импорт мяса и субпродуктов из стран Евросоюза сократился с 2,5-3 миллионов тонн в 2000-е годы до 600 тысяч тонн в 2020-м;
  • растет выпуск мяса птицы (с 0,8 до 5,05 миллионов тонн) и свинины (с 1,6 до 4,25 миллионов тонн);
  • производство рыбной продукции выросло с 3,68 до 4,21 миллиона тонн;
  • производство товаров, попавших под санкции, внутри страны, было в 2,5 раза больше импорта из стран, не попавших под санкции. С другой стороны, доля импорта так и не снизилась ниже 30%.
  • С другой стороны, введенные контрсанкции не полностью перешли в импортозамещение – часть продукции теперь ввозится из других стран. Например, основным поставщиком молочной продукции стала Белоруссия, а рыбы – Чили и Фарерские острова. Овощи теперь поступают из Китая, а фрукты из Эквадора.

    Что касается других сфер экономики, то в IT избавиться от импорта так и не удалось – Россия по-прежнему импортирует больше технологической продукции, чем экспортирует. Внутреннее производство до сих пор не очень развитое, а для некоторых импортных товаров до сих пор нет российских аналогов. Однако российское ПО сейчас лидирует в госзакупках, на него приходится уже больше половины объема.

    На некоторые отрасли импортозамещение почти не повлияло – например, в фармацевтической индустрии на импорт приходится большая часть лекарств, российские препаратов продается всего 20% (а в госзакупках – 35%).

    Одной из причин, как считает Мария Ермилова, стали ошибки в планировании программы импортозамещения – например, Фонд развития промышленности почему-то помогал не тем проектам, которые особенно нуждались в помощи:

    Фонд развития промышленности, который также должен был содействовать развитию импортозамещения отбирал в основном заявки от достаточно устойчивых предприятий, имеющих существенный капитал и мощности для реализации проектов. С моей точки зрения, более мелким компаниям работать с Фондом было сложнее или вообще невозможно.

    Существенным, что было предложено сделать в рамках развития импортозамещения – это снижение налоговой нагрузки для предприятий. Ограничения в плане закупок на иностранных рынках должны были стимулировать собственное производство. Спустя год помимо указанных ранее отраслей, прибавилась фармацевтика, авиа и судостроение, тяжелое машиностроение и программное обеспечение, что могло свидетельствовать о развитии программы.

    Однако по результатам первого года реализации программ, его участники как реальные, так и потенциальные говорили о ряде имеющихся проблем, которые затрудняют более эффективную работу по данным направлениям. К ним можно отнести, недостаточную проработанность по отдельным вопросам законодательного поля, некоторые проблемы в программном обеспечении и высокая конкуренция в этой сфере с зарубежными компаниями, процедурные аспекты и т.п.

    Мария Ермилова, к.э.н., доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова.

    Так что оценить, была ли программа импортозамещения успешной или провальной, нельзя – она слишком масштабна, чтобы давать такие простые оценки. Лучше попробуем определить сильные и слабые стороны программы.

    Что было хорошего, а что – не очень?

    Если оценить итоги политики импортозамещения за прошедшие 6 лет (а если считать от старта программы 2012 года – то 8 лет), то правильнее всего будет выразить их так:

  • российские компании смогли нарастить производство «запрещенных» товаров, но еще не дотянули до полной замены импорта;
  • дружественные страны смогли неплохо заработать на российских потребителях, продавая «санкционные» товары (те же известные белорусские креветки);
  • потребители в целом оказались в минусе – из-за продовольственного эмбарго цены на продукты выросли, а российские аналоги все еще не достигли уровня качества оригинальных товаров.
  • Поэтому, если оценивать импортозамещение с точки зрения производителей – то это безусловный успех, но с точки зрения потребителей – радоваться пока нечему.

    Например, по результатам одного из исследований (за 2019 год) оказалось, что россияне каждый год теряли из-за контрсанкций и неудачной политики импортозамещения по 520 миллиардов рублей в постоянных ценах, а выигрывали от этого лишь 75 миллиардов. Соответственно, чистые потери – 445 миллиардов рублей в год. В переводе на конкретных россиян это около 3 тысяч рублей в год.

    В некоторых сегментах политика импортозамещения имела критические проблемы. Например, российские власти запретили ввоз в страну некоторых зарубежных лекарств и медицинского оборудования – мотивировав это тем, что в России этих наименований производится достаточно, чтобы покрыть внутренний спрос. Однако потом выяснилось, что тысячи человек (преимущественно детей) страдали от заболевания, помочь с которым может только запрещенный препарат. А запрет на ввоз аппаратов ИВЛ создал в период пандемии фактическую монополию одного российского производителя.

    В сфере IT все оказалось еще сложнее. Некоторым государственным учреждениям запретили покупку иностранного ПО и оборудования. Но по факту в России просто не производятся нужные наименования, и в результате госорганы вынуждены закупать псевдороссийское оборудование с переклеенными этикетками и пользоваться российскими платными программами, переделанными из зарубежного свободного ПО.

    Как считает Мария Ермилова, если оценивать результаты в комплексе, то все окажется не так однозначно:

    Оценивая в целом программу импортозамещения, нужно не только радоваться отдельным результатам (по некоторым отраслям), а добиваться положительной динамики по всем выделенным направлениям. Тогда можно говорить о том, что программа дала свои положительные результаты. Безусловно, имеющийся рост цен на некоторые виды продукции, перепродажа товаров между странами (для последующей продажи в третьи страны, включая Россию), в большей мере увеличивает цены для конечного потребителя. Страдает обычное население – и не только из-за роста стоимости, но и из-за снижения качества продукции.

    Даже в сельском хозяйстве, где власти отмечают положительные тенденции, до сих пор остается зависимость от импорта (например, поставки семян отдельных культур), не все необходимое оборудование смогли обеспечить отечественные производители, и его приходилось покупать на зарубежных рынках.

    Промышленные предприятия не смогли увеличить долю отечественной продукции в части машин и оборудования. И если в начале действия программы, по данным Института Гайдара, доля таких предприятий была на уровне 30%, то через пять лет этот уровень снизился лишь на 8%.

    Мария Ермилова, к.э.н., доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова.

    Тем не менее, политику импортозамещения никто не отменял, да и основные результаты по ней подводить пока рано. Но какие проблемы в ее реализации стали очевидны уже сейчас?

    Что можно было бы сделать иначе?

    Итак, за несколько лет импортозамещения Россия делает заметные успехи в некоторых направлениях, в большинстве сфер эти успехи едва заметны, а кое-где проблемы такие, что впору уже сомневаться в целесообразности такой политики. Основная проблема в том, что российские аналоги импортных товаров не могут конкурировать с ними ни по цене, ни по качеству.

    Россиянам приходится тратить больше денег на менее качественные продукты – и с точки зрения борьбы с бедностью в стране это выглядит не очень хорошо. Тем временем высокие чиновники говорят, что основная цель импортозамещения – не только насыщение внутреннего рынка, но выход на мировой.

    С этим, однако, есть проблемы. Как отмечают эксперты, конкурентоспособность продукции зависит не только от доступности импортных аналогов – все упирается в импортное оборудование, которое эффективнее российского и позволяет экономить. Но чтобы создать с нуля производственную базу, нужно несколько лет – за которые подготовленное оборудование будет уже устаревшим.

    Экономисты, чтобы повысить эффективность российского импортозамещения, предлагают сосредоточиться на 4 ключевых направлениях:

  • нормативная база. Программы и дорожные карты социально-экономического развития должны быть максимально подробно расписаны, но главное – не забывать о промежуточном контроле и соответствующих поправках;
  • инфраструктура. Мало разработать и произвести продукцию, ее нужно кому-то продать – и тут может помочь государство. Перспективными направлениями считаются технопарки, кластеры, особые экономические зоны, бизнес-инкубаторы, транспортно-логистические комплексы и не только;
  • финансирование. Здесь все, как всегда – нужны льготные кредиты (многие кредитные программы для малого бизнеса в России не востребованы из-за плохой проработки), а также субсидии, гранты, лизинговые программы;
  • маркетинг. Государство на федеральном и региональном уровнях может приложить больше усилий для продвижения товаров из категории «Сделано в России». Если в 2014-2015 годах на этом делали акцент, то сейчас импортозамещение постепенно уходит из информационного поля.
  • А еще государство должно признать, что политика импортозамещения в действующей ее версии недостаточно эффективна – но это уже вопрос скорее из сферы политики.

    Источник

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.